Articles

Идеология патриотизма

 


Татьяна Васильева

 



Те, кто родился и вырос в Советском Союзе, помнят, что патриотизм был органической, неотъемлемой частью сознания абсолютного большинства советских людей. Само это понятие носило высокий, исключительно позитивный смысл, причём не ограничивалось лишь советским патриотизмом – гражданин любой страны, представитель любого народа, радеющий за судьбу своего отечества, в какую бы историческую эпоху он ни жил, вызывал уважение, а порой и восхищение. В детях воспитывали любовь к Родине не только на примерах отечественных, советских героев. Тарас Шевченко и Роберт Бёрнс, Анжела Дэвис и Фидель Кастро, Эрнст Тельман и Жанна д’Арк – все они были для нас прежде всего славными представителями своих народов, истинными патриотами.  И в понимании, в признании этого заключался наш интернационализм. Вот так эти два понятия –патриотизм и интернационализм – совпадая по сути, составляли основу советской идеологии.

 

 

Сегодня очень часто даже хулители советской эпохи вынуждены признать: тогда было то, чего так не хватает нынешней России, – общая идеология, которая объединяла граждан, что составляло значительную часть могущества нашей страны. Наверное, они думают, что это всего лишь одно из, на их взгляд, немногих удачных решений советского руководства. Однако та идеология патриотизма была изначально заложена в теории научного коммунизма. Иными словами, без неё не только невозможен никакой социализм, но и сама она отдельно от него, в условиях буржуазно-либерального общества существовать не может. Всё это было изложено в работах классиков задолго до попытки воплощения теории в жизни.

 

Видимо, не понимая этого, или не желая понимать, а также не найдя никакой другой подходящей замены идеологии патриотизма, которая столь эффективно проявила себя в 20 веке, стоящие у руля власти в сегодняшней России решили взять за основу то, что уже почти полностью потеряно со времени распада СССР. Попытки, как и следовало ожидать, оказались безрезультатными. Всё дело в том, что на страже буржуазно-либеральных порядков стоят два непримиримых врага патриотизма – национализм и космополитизм. Вот уже почти 20 лет, спокойно уживаясь в буржуазной России, они вместе ведут беспощадную войну против патриотизма, тем самым создавая все условия для сохранения существующего режима, с одной стороны, и не позволяя власти показать себя истинными демократами, с другой.

 

Популярный ныне термин «национал-патриотизм» наносит самый болезненный удар по остаткам той идеологии, на которой было построено первое в мире социалистическое государство. Националисты, прикрывая им свою природу, стремятся подменить патриотизм порочной идеологией. Космополиты, в сущности, делают то же самое, утверждая, что национализм и патриотизм – это одно и то же. Цель у тех и у других одна – не допустить распространения истинного патриотизма в многонациональной России, который способен смести обоих пособников буржуазии вместе с самой буржуазией.

 

Некоторые возразят: какое отношение может иметь патриотизм к классовой борьбе? А те, у кого выработалась стойкая аллергия ко всему, что связано с последним понятием, и вовсе заявят, что победивший однажды в этой борьбе класс действовал антипатриотично, а подвигнувшая его на это политическая партия сплошь состояла из врагов Отечества. Не станем их переубеждать. И пусть они считают настоящими патриотами тех, кто бежал из России в 17-м году, и генерала Власова, а не Павку Корчагина и молодогвардейцев, — история показала, кому мы обязаны процветанием и независимостью нашей Родины.

 

Возникновение и развитие патриотизма

 

Что же такое патриотизм с точки зрения материалистической диалектики? Марксизм-ленинизм, будучи диалектическим учением, рассматривает все явления общественной жизни во взаимосвязи и развитии. Возникновение и развитие патриотизма, который  Ленин определял, как «одно из наиболее глубоких чувств, закреплённых веками и тысячелетиями обособленных отечеств», связано с формированием наций. Первые ростки патриотизма появляются у народности – исторической общности людей, следующей за племенем и предшествующей нации. У русской народности, которая окончательно сложилась к 14-15 вв., проявления патриотизма наблюдаются в самом начале её становления – в 12 веке. Так, созданное в то время «Слово о полку Игореве» Д. Лихачёв, занимавшийся подробным исследованием этого произведения, называл первым патриотическим произведением русской литературы. Основой русской народности, а также украинской и белорусской, были не племена в чистом виде, а одна общая древнерусская народность, которая сформировалась в период Киевской Руси из племенных союзов восточных славян. Развитие трёх славянских народностей проходило в условиях постоянной национально-освободительной борьбы против монголо-татарского ига, польской и турецкой агрессий, и завершилось приблизительно в одно время – к 15-16 вв. За эти несколько веков укреплялся и патриотизм каждой народности, что не помешало им в конце концов воссоединиться вновь – сначала русским и украинцам, позже союз дополнили белорусы. В этом союзе началось формирование русской, украинской и белорусской наций.

 

Нация, как историческая общность людей на основе общности их территории, экономических связей, литературного языка, некоторых особенностей культуры и характера, складывается в период развития капиталистических экономических связей, образования внутреннего рынка. Часто она формируется не из одной, а из нескольких народностей и племён (некоторые племена, минуя этап народности, становятся частью нации). Развитие нации сопровождается дальнейшим развитием патриотизма, который играет огромную роль в окончательном преодолении феодальной раздробленности и создании на основе наций отдельных капиталистических государств. Культуры различных наций сохранили память о своих национальных героях, в патриотизме которых сомневаться не приходится, равно как и в патриотизме всей нации в целом, которая эту память и поддерживала. Таким образом, нации и присущий им патриотизм это окончательный продукт капиталистической формации – продукт прогрессивный, как и вся капиталистическая формация по сравнению с формацией феодализма.

 

Патриотизм и кризис капитализма

 

Постепенно внутри капитализма начинают накапливаться противоречия. Затрагивая прежде всего его экономическую и политическую основы, они проявляются и в идеологии. Усиливающийся антагонизм классов приводит к обострению антагонизмов в национальной культуре, которая оказывается разделённой на две неравнозначные и противоположные друг другу части: буржуазную национальную культуру и пролетарскую – демократическую. Причём буржуазная культура, призванная выражать и выражающая интересы эксплуататорского меньшинства, становится подавляющей, господствующей, тогда как культура трудящихся проявляется лишь в виде отдельных элементов. Всё это, как подчёркивал Ленин, позволяет в условиях капитализма называть «национальную культуру» вообще культурой буржуазии. (Заметим, что Ленин постоянно в этом контексте берёт термин «национальная культура» в кавычки). Основным идеологическим противоречием здесь является то, что эксплуататорское меньшинство присваивает себе и непосредственно связанный с национальной культурой патриотизм, который веками закреплялся внутри нации, причём главным образом благодаря самоотверженности и преданности родине простого народа, т.е. абсолютного большинства. Стремясь использовать патриотизм нации в своих интересах, буржуазия начинает искусственно раздувать его, доводя по полного перерождения. Патриотизм, не находя основы для дальнейшего развития, теряет свою прогрессивную сущность и уступает место  национализму – идеологии, которая провозглашает нацию высшей внеисторической, надклассовой формой общности, тем самым стремясь прикрыть нарастающий антагонизм классов внутри нации. По сути, это попытки отбросить нацию назад в её духовном развитии, законсервировать в новых экономических и политических условиях те национальные чувства, которые были свойственны народу на более ранних этапах его становления как нации. Национализм особенно необходим буржуазии в эпоху империализма для ведения захватнических войн и поддержки колониальной политики. Космополитизм, который гораздо старше национализма и выступает теперь, якобы как крайняя противоположность ему, не только не борется с националистической идеологией, но и способствует её распространению, окончательно убивая истинный патриотизм нации. Кроме того он становится опасным средством в достижении целей тех империалистических государств, которые стремятся к мировому господству.

 

Империалисты очень умело пользуются этими двумя идеологиями. Обрекая народы своих стран на национальную замкнутость и межнациональное противостояние, в интересах своего капитала они действуют вполне космополитично: в рамках мирового капиталистического хозяйства создаются международные монополии, зоны капиталистической интеграции. Ничего патриотического в целях и интересах господствующего класса не остаётся. Мало того, он способен пойти на прямое предательство. «…Когда дело касается до классовых прибылей, буржуазия продаёт родину и вступает в торгашеские сделки против своего народа с какими угодно чужеземцами…», — писал Ленин. И с ним невозможно не согласиться, зная историю капиталистических государств, и прежде всего капиталистической России.

 

Пролетарский патриотизм

 

«Рабочие не имеют отечества. У них нельзя отнять то, чего у них нет», — сказано в Манифесте Коммунистической партии. Никакого противоречия, которое любят выставлять в качестве аргумента антикоммунисты, здесь нет. Капитализм, закончив формирование наций и лишив их в угоду собственным интересам патриотизма, по сути, лишил отечества зародившийся класс пролетариев. Вместо отечества буржуазия пытается предложить пролетариату себя и ту государственную власть, которая защищает её приоритеты. И тем не менее, лишённый отечества пролетариат «сам пока ещё национален, хотя совсем не в том смысле, как понимает это буржуазия», говорится далее в Манифесте. «Пролетариат должен прежде всего завоевать политическое господство, подняться до положения национального класса, конституироваться как нация». Это уже совершенно новый этап развития нации, и он не может обойтись без патриотизма. Более того, завоевание политического господства пролетариатом – это спасение нации, которая без патриотизма существовать не может. Таким образом именно пролетариат несёт в себе потенциал того патриотизма, который способен не только сохранить нацию, но и открыть ей путь к высшему подъёму.

 

Всё это можно было бы считать лишь теорией, если бы не было подтверждено историческим опытом. Российскому пролетариату начала 20 века хватило патриотизма для того, чтобы осознать – участие России в Первой мировой войне губительно для нации. Не меньшего патриотизма потребовала защита Отечества в годы Гражданской войны и иностранной интервенции. Копившийся веками и тысячелетиями патриотизм нашел своё выражение в социалистическом строительстве и проявился в высшей степени в годы Великой Отечественной войны. Поразительным и непостижимым для мировой буржуазии образом патриотизм отдельной нации не только не подавил национальности других народов, но и дал толчок для их всемерного развития. Некоторые народы, не имевшие ранее даже своей письменности, превратились в полноценные нации. То, в чём обвиняли коммунистов ещё при зарождении их теории, рухнуло под напором исторической реальности. Социализм не боится национальностей. Напротив, он создаёт для всех народов без исключения условия для их развития и процветания. Социализм не боится патриотизма, он возрождает его вместе с нацией и объединяет патриотизм разных наций в патриотизм новой исторической общности людей.

 

Патриотизм и современность

 

В 1991 году произошло то, что произошло.Патриотизм советских людей продиктовал решение сохранить союзное государство. Однако те, кому народ доверил судьбу своей Родины, проигнорировали это желание. Разъединённые нации, подчиняясь закону самосохранения, попытались укрепить свой патриотизм, однако эти попытки вступили в противоречие с тем, что ещё совсем недавно скрепляло союз и являлось основой для существования советского народа как новой исторической общности людей – общность территории, экономические связи, русский язык как язык межнационального общения, общие особенности культуры и даже характера. И вместо ожидаемого «предводителями наций» подъёма патриотизма началась межнациональная рознь, как внутри союзных республик, так и между ними.

 

В наиболее тяжёлом положении оказалась Россия. Взяв на себя роль правопреемницы Советского Союза, наша страна отчаянно не справлялась и не справляется со своей миссией. Без истинного патриотизма на государственном уровне это не по силам даже нашему великому народу. Учить буржуазную власть патриотизму бесполезно. Она, как ей и положено, всегда готова, по словам Ленина, вступить «в торгашеские сделки против своего народа с какими угодно чужеземцами». И за примерами далеко ходить не надо.  В 2009 году глава государства Д. Медведев в Мадриде на заседании российско-испанского форума «Диалог гражданских обществ» сравнил Советский Союз с профашистской Испанией времён Франко. Что-то он скажет нашим ветеранам 9 мая? Наверное, то же, что и всегда: «Подвиг военного поколения – это абсолютный эталон служения идеалам свободы, справедливости и добра». Может ли власть при таком лицемерии рассчитывать на патриотизм народа? И всё-таки он существует – российский патриотизм. Правда, не в том смысле, как это понимает господин Медведев.

 

То, к чему пришло общество, только на первый взгляд не укладывается в теорию научного коммунизма. «Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации», — писал Ленин. Такая попытка произошла, и вместе с ней легко и быстро реставрировались все закономерности существования капиталистического общества. Нынешняя обстановка в России и мире иллюстрирует «Манифест Коммунистической партии» в не меньшей степени, чем ситуация начала 20 века. Несмотря на научно-технический прогресс, экономическая сущность капитала никак не изменилась. Расстановка политических сил в мире, конечно, несколько иная, однако без передела сфер влияния империализм существовать не может. Наиболее заметны реставрации в области межнациональных отношений, идеологии, духовных и нравственных ценностей и, в целом, в культуре. И снова встаёт вопрос о сущности и роли патриотизма.

 

«Как много говорят, толкуют, кричат теперь о национальности, об отечестве!» Вам это ничего не напоминает? Нет, это не высказывание современного политика. Так начинает свою известную статью «О национальной гордости великороссов» В.И.Ленин. И продолжает: «Либеральные и радикальные министры Англии, бездна «передовых» публицистов Франции [ ], тьма казённых, кадетских и прогрессивных (вплоть до некоторых народнических и «марксистских») писак России – все на тысячи ладов воспевают свободу и независимость «родины», величие принципа национальной самостоятельности. Нельзя разобрать, где здесь кончается продажный хвалитель палача Николая Романова или истязателей негров и обитателей Индии, где начинается дюжинный мещанин, по тупоумию или по бесхарактерности плывущий «по течению». Да и неважно разбирать это. Перед нами очень широкое и очень глубокое идейное течение, корни которого весьма прочно связаны с интересами господ помещиков и капиталистов великодержавных наций. На пропаганду выгодных этим классам идей затрачиваются десятки и сотни миллионов в год…» Поменяйте миллионы на миллиарды, измените некоторые имена и названия, и перед вами окажется почти точная картинка сегодняшнего дня. И так же, как в начале 20 века, будет далека «национальная гордость» нынешних любителей отечества от истинного патриотизма.

 

Патриотическое «завещание» Ленина

 

Был ли Ленин патриотом? Несомненно. Читаем дальше в статье: «Чуждо ли нам, великорусским сознательным пролетариям, чувство национальной гордости? Конечно, нет! Мы любим свой язык и свою родину, мы больше всего работаем над тем, чтобы ее трудящиеся массы (т. е. 9/10 ее населения) поднять до сознательной жизни демократов и социалистов. Нам больнее всего видеть и чувствовать, каким насилиям, гнету и издевательствам подвергают нашу прекрасную родину царские палачи, дворяне и капиталисты. Мы гордимся тем, что эти насилия вызывали отпор из нашей среды, из среды великорусов, что эта среда выдвинула Радищева, декабристов, революционеров-разночинцев 70-х годов, что великорусский рабочий класс создал в 1905 году могучую революционную партию масс, что великорусский мужик начал в то же время становиться демократом, начал свергать попа и помещика». Впрочем, и без этой цитаты понятно, что по достоинству оценить прогрессивные возможности своей страны и её народа мог только тот, кто хорошо знал и любил своё отечество.

 

Мы, современные представители великодержавной нации, можем только вслед за Лениным подтвердить своё чувство национальной гордости, тем более, что нам посчастливилось быть носителями того истинного патриотизма, громадный потенциал которого смог разглядеть в российском пролетариате Ильич. Сохранить этот во много раз выросший за годы Советской власти потенциал российского патриотизма в условиях, когда худшие враги нашей Родины – буржуазные либералы – пытаются приучить нас прикрывать их позорную политику лицемерными, якобы патриотическими фразами, трудно, но можно. Нелегко противостоять и национализму, но лишь совместными усилиями прогрессивных представителей всех наций и народностей многонациональной России и бывших республик Союза возможно хотя бы не допустить распространения этой заразы, которая способна погубить всё лучшее, что копили нации веками и тысячелетиями. Те же цели имеет и противостояние современному космополитизму. «Гражданин буржуазного мира» — это насмешка и издевательство над трудящимися разных национальностей, это кощунственные фантазии превратить людей в беспринципных и деморализованных рабов, которые потеряют все основы для объединения и, значит, сопротивления.

 

Патриотические силы России

 

Ещё один момент, важный для сохранения идеологии патриотизма в России – это те политические силы, которые реально могут взять на себя эту задачу. У нас в стране слишком много партий, объединений, движений патриотического толка. И даже если они оппозиционны власти и не являются прикрытием националистических организаций, каждая из них находит свои источники патриотизма. Возможно, такое разнообразие патриотических сил – это положительный фактор сегодняшней реальности, однако, пока речь не заходит об основе этой идеологии. Она одна – классовая. Патриотизм совершенно неотделим от классовой борьбы трудящихся. Никакие комбинации здесь невозможны, просто потому, что эти два понятия совпадают – классовая борьба трудящихся всегда патриотична. Сколько звучных проектов оказались попросту несостоятельными из-за пренебрежения этим теоретически и практически доказанным фактом! В действительности, сила, способная объединить все источникипатриотизма на одной основе, есть. Это Коммунистическая партия, идеология которой прописана в Манифесте и основных работах Ленина. И те патриотические организации, которые готовы признать эту основу, вполне могут составить ресурс совершенно необходимой для нашей страны идеологии патриотизма.

 

Теги: коммунистыСССР

 



Подробнее: 
http://comstol.info/2011/11/obshhestvo/2627

 

 

 

Powered by Bullraider.com