Print

Требуя Курилы, Токио ссылается на им же аннулированный трактат Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2432485.html

Часть 1. При капитуляции Япония согласилась, что ее границы определят победители, в том числе СССР

 

Прочитал в «Фейсбуке» реплику отечественного историка, доктора исторических наук, автора ИА REGNUM Федора Гайды:

«Не понимаю логики официальной японской позиции. Если она не признает границы 1945 г., то должна апеллировать к статьям Портсмутского мира 1905 г. и Пекинского договора 1925 г. А по их условиям все прежние договоры теряли силу. Иными словами, либо надо требовать Курил и Южного Сахалина, либо закрывать тему».

 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Думается, будет не лишним еще раз дать разъяснения по этому поводу, ибо не только уважаемый историк, но и многие в нашей стране не понимают логики японских властей, выдвигающих противоречащие документам военного и послевоенного периодов и юридически никак не обоснованные территориальные требования к нашей стране. Потому что логика японских властей находится вне правового поля и укладывается в понятие «реваншизм» — политика сил, потерпевших военное или политическое поражение и пытающихся вернуть себе утраченные позиции путем нового обострения ситуации.

* * *

Фактом истории является заключение 25 января (7 февраля) 1855 года русско-японского Трактата о торговле и границах, которым устанавливались между двумя странами дипломатические и торговые отношения, и, хотя и частично, но определялась линия территориального размежевания. Для подписания этого документа направленному в Японию для переговоров представителю российского правительства адмиралу Е.В. Путятину пришлось в интересах установления, в первую очередь торговых, отношений с Японией поступиться входившими в состав Российской империи со второй половины XVIII века островами южной части Курильской гряды. А именно, согласиться на переход в состав Японии островов — Итуруп, Кунашир и Шикотан и ряда более мелких. Заметим, что к тому времени данные острова были незаконно с применением вооруженной силы захвачены японцами. Своим решением царское правительство фактически согласилось с этими захватами. К тому же вопреки настояниям Путятина японцы отказались определить линию прохождения границы по южному побережью Сахалина.

 2
 

В 1875 году царское правительство, не оценив должным образом стратегическое значение открывающей выход в Тихий океан Курильской гряды, согласилось «обменять» все Курильские острова вплоть до Камчатки на согласие японского правительства не претендовать на южную оконечность Сахалина, где существовали японские фактории, использовавшиеся рыбаками во время путины. Хотя в Японии Трактат 1875 года упорно именуют «обменным», по сути, он таковым не являлся. Ибо Россия передавала Японии официально признанные российскими территории всех Курильских островов, а Япония, не имея официального оформления своих владений на южной части Сахалина и находясь там явочным порядком, лишь соглашалась снять свои претензии на этот остров.

Как бы то ни было, в результате подписания трактатов 1855 и 1875 гг. российско-японская граница была, как подчеркивает японская сторона, установлена мирным дипломатическим путем. Неоспоримым фактом является и то, что именно Япония, вероломно нарушив российско-японские соглашения, напала на Россию в 1904 году. Поправ при этом основополагающую первую статью трактата 1855 года, гласящую: «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией». Уже сам факт совершенной агрессии лишает нынешнее японское правительство юридического и морального права апеллировать в своих требованиях к положениям трактатов 1855 и 1875 гг.

Игнорируя смысл и содержание трактатов, на которые ныне ссылается официальный Токио в своих территориальных требованиях, на мирных переговорах в Портсмуте в 1905 году японское правительство потребовало передать Японии весь остров Сахалин. В июле 1905 г. весь остров был захвачен японскими войсками. Требование Токио уступить Сахалин не могло быть мотивировано какими-либо разумными основаниями и воспринималось русским правительством как агрессивное покушение на целостность Российской империи.

Японские представители же не скрывали, что хотели бы получить Сахалин как трофей, результат своей, как они считали, победы. В ответ на напоминание главы российской делегации на мирных переговорах Сергея Витте о том, что Япония отказалась от прав на Сахалин, получив за это по договору 1875 г. все Курилы, глава японской делегации министр иностранных дел Дзютаро Комура высокомерно ответил: «Война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки».

 3
 

Царское правительство сопротивлялось недолго. Не без давления США Николай II согласился на «компромисс» — передачу Японии не всего, а половины Сахалина. В результате, Япония отторгла южную часть Сахалина не по 47° северной широты, как этого добивалось японское правительство до подписания Петербургского трактата 1875 г., а по 50°, то есть территорию, на которой в прошлом японцы никогда не бывали. При этом важное значение имело то, что с момента заключения Портсмутского мирного договора фактически прекращалось действие так называемого обменного договора 1875 г., ибо отторжение половины Сахалина привело к утрате смысла и содержания этого соглашения, предусматривавшего в обмен на отказ от претензий на Сахалин добровольную передачу Японии всех Курильских островов.

По инициативе японской стороны в приложение к протоколам Портсмутского договора было включено условие о том, что все прежние договоры Японии с Россией аннулируются. Тем самым теряли силу Симодский трактат о торговле и границах 1855 г., Трактат 1875 г. и заключенный в 1895 г. Трактат о торговле и мореплавании. Это было особо оговорено в приложении к договору № 10.

Таким образом, настояв на отторжении в свою пользу южной половины Сахалина, японское правительство лишилось юридического права владеть Курильскими островами. В отсутствии какого бы то ни было нового соглашения о принадлежности Курил в последующие годы вплоть до 1945 года Япония владела ими только де-факто.

При установлении дипломатических отношений с Японией советская сторона приложила к Пекинской конвенции 1925 года декларацию о том, что правительство СССР не разделяет с бывшим царским правительством политическую ответственность за заключение Портсмутского мирного договора 1905 года. Тем самым Москва оставляла за собой право ставить вопрос о пересмотре положения об уступке Японии Южного Сахалина и в условиях фактической денонсации на мирных переговорах Трактатов 1855 и 1875 гг. инициировать вопрос о принадлежности Курильских островов.

 
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Вопреки утверждениям японских исследователей и пропагандистов о том, что якобы советское правительство до 1945 года не ставило вопрос о возвращении Южного Сахалина и Курильских островов, а «захватило» их, воспользовавшись поражением Японии в войне, в действительности Москва еще до начала Великой Отечественной войны официально информировала Токио о намерении вернуть эти территории.

Так, 18 ноября 1940 года во время очередной беседы с послом Японии в СССР ЁсицугуТатэкава нарком (министр) иностранных дел Вячеслав Молотов по согласованию с Иосифом Сталиным изложил суть сделанного ранее предложения о желательности для советской стороны «получить компенсации» в случае заключения с Японией политического соглашения. Было указано, что вопрос о заключении пакта о ненападении с Японией общественное мнение в СССР будет связывать с вопросом о возвращении утраченных ранее территорий — Южного Сахалина и Курильских островов. Было заявлено, что если Япония не готова к постановке этих вопросов, то было бы целесообразно говорить о заключении пакта не о ненападении, а о нейтралитете, не предусматривающего разрешение территориальных проблем. Советское руководство настаивало также на подписании протокола о ликвидации японских концессий на Северном Сахалине.

Из телеграммы Молотова послу СССР в Японии Константину Сметанину от 19 ноября 1940 года: «…Я заявил, что последнее предложение японского правительства о пакте о ненападении может вызвать известные затруднения со стороны самой же Японии. Дело в том, что, как известно, заключение пакта о ненападении с Германией в 1939 году привело к тому, что СССР вернул ряд территорий, ранее утерянных нашей страной, а потому общественное мнение нашей страны заключение пакта о ненападении с Японией также, естественно, будет связывать с вопросом о возвращении Советскому Союзу таких утерянных ранее территорий, как Южный Сахалин, Курильские острова…»

 5
 

В ходе Великой Отечественной войны Япония как союзница гитлеровской Германии занимала враждебную к СССР позицию, планировала вероломное нападение, сознательно сковывала столь необходимые на советско-германском фронте дальневосточные войска, чем увеличивала продолжительность войны и ее жертвы. Понимая, что после разгрома Германии Советский Союз, отвечая на многочисленные просьбы союзников — руководителей США и Великобритании — может оказать им помощь в разгроме японского милитаризма, правители Японии разрабатывали планы по недопущению такого развития ситуации. Считая, что присоединение к антияпонской войне СССР не оставит Стране восходящего солнца никаких шансов, кроме капитуляции, японское правительство разрабатывало планы заинтересовать Москву щедрыми уступками в обмен на сохранение ею нейтралитета.

Перечень таких уступок первоначально был разработан японским МИД еще в сентябре 1944 года. Предполагаемые уступки сводились к следующему:

«1. Разрешение на проход советских торговых судов через пролив Цугару.

2. Заключение между Японией, Маньчжоу-Го (созданное в 1932 году на территории оккупированной японской армией Маньчжурии марионеточное государство — А.К.) и Советским Союзом соглашения о торговле.

3. Расширение советского влияния в Китае и других районах «сферы сопроцветания».

4. Демилитаризация советско-маньчжурской границы.

5. Использование Советским Союзом Северо-Маньчжурской железной дороги.

6. Признание советской сферы интересов в Маньчжурии.

7. Отказ Японии от договора о рыболовстве.

8. Уступка Южного Сахалина.

9. Уступка Курильских островов.

10. Отмена «Антикоминтерновского пакта».

11. Отмена «Тройственного пакта».

 

Попытки предложить советскому правительству этот план активизировались весной-летом 1945 года, когда японскому руководству стало известно из сообщений разведки о ялтинском соглашении глав «трех великих держав» об условиях вступления Советского Союза в войну с Японией. В частности, о возвращении Южного Сахалина и передачи Курильских островов в состав СССР. Японское руководство вознамерилось «расплатиться» со Сталиным за нейтралитет ранее принадлежавшими России территориями — Южным Сахалином и Курильскими островами. Более того, в 90-е годы прошлого столетия в японской прессе появились сообщения о том, что ради невступления СССР в войну японцы были готовы пожертвовать и северным островом метрополии — Хоккайдо, на который Москва не претендовала.

После вступления 9 августа 1945 года по просьбе союзных держав в войну с Японией Советский Союз присоединился к обращенной к японскому правительству Потсдамской декларации, в которой формулировались условия безоговорочной капитуляции. В 8-й статье декларации указывалось:

«Условия Каирской декларации будут выполнены, и японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и теми менее крупными островами, которые мы укажем».

Это условие, наряду с другими, было Японией принято и должно неукоснительно исполняться. Так и было в первые послевоенные годы. Принципиальное значение имеет замалчиваемый в Японии Меморандум главнокомандующего союзных держав японскому императорскому правительству № 677/1 от 29 января 1946 года. В нем от имени американского генерала Дугласа Макартура японская верховная власть информировалась о реализации 8-й статьи Потсдамской декларации в плане определения территорий, которые выводились из-под суверенитета японского государства.

 7
 

В частности, сообщалось, что «из-под юрисдикции государственной или административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в том числе группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юри, Акиюри, Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан». Тем самым закладывались основы послевоенного территориального размежевания Японии с Советским Союзом.

Вслед за этим 2 февраля 1946 года был принят Указ Верховного Совета СССР, постановлявший:

  • Установить, что с 20 сентября 1945 г. вся земля с ее недрами, лесами и водами на территории южной части острова Сахалин и Курильских островов является государственной собственностью СССР, то есть всенародным достоянием.
  • Образовать на территории Южного Сахалина и Курильских островов Южно-Сахалинскую область с центром в городе Тоёхара (ныне г. Южно-Сахалинск — А.К.) с включением ее в состав Хабаровского края РСФСР.
 
НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Возражений против этого Указа ВС СССР со стороны японского правительства не последовало, ибо включение Южного Сахалина и Курильских островов в состав СССР укладывалось в условия капитуляции, предусмотренные Потсдамской декларацией, которые Япония обязалась неукоснительно выполнять. В Акте о безоговорочной капитуляции Японии от 2 сентября 1945 года записано: «Настоящим мы даем обязательство, что японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации».

Однако последующие правительства Японии при поддержке США в ходе «холодной войны» сочли возможным нарушить положения этой декларации в части, касающейся территориального устройства японского государства. Одним из проявлений этого стало выдвижение необоснованных и незаконных с точки зрения международного права притязаний на уже получившие суверенитет СССР островные дальневосточные территории.

 

авт. Анатолий Кошкин.

Powered by Bullraider.com