Print

Republic - Империя Stripe: история самого молодого миллиардера мира. https://cont.ws/@nopaywall/785671

 В проект ирландца Джона Коллисона вложился Илон Маск и самые известные венчурные фонды Америки.

 

Джон Коллисон не очень любит говорить о своем состоянии. «Все это просто упражнения в математике», – полагает он. И все же в прошлом году он, 26-летний ирландец, стал самым молодым в мире self-made-миллиардером – человеком, заработавшим состояние свыше миллиарда долларов самостоятельно, а не получившим его в наследство. Основа его капитала – компания, о которой большинство вряд ли слышали (да и не должны), созданная им вместе с братом несколько лет назад. Сегодня их стартап Stripe оценивается в $9,2 млрд, а доля каждого из братьев – $1,1 млрд.

Коллисоны родились в городке Лимерик, а затем жили в центральной Ирландии в деревне Дроминир с населением немногим более ста человек. Братья с детства выделялись среди сверстников. Старшего, Патрика, местная газета назвала «самым умным парнем в Ирландии» – в 2005 году, в 16 лет, он выиграл национальный конкурс молодых ученых Young Scientist and Technology Exhibition с проектом по созданию новой версии языка программирования Lisp. В том же году Патрик окончил школу и поступил в Массачусетский технологический институт на основании результатов тестов, которые он сдал еще в 13-летнем возрасте.

Два года спустя 18-летний Патрик и 16-летний Джон основали свою первую компанию Shuppa, занимавшуюся разработкой приложений, облегчающих процесс покупки на аукционах eBay. Поскольку ирландские власти не дали стартапу финансирование, братья отправились искать его в Кремниевую долину. Там проектом заинтересовался бизнес-инкубатор Y Combinator. Получив от инвесторов $10 тысяч и объединившись еще с двумя молодыми предпринимателями (и тоже братьями), Коллисоны создали фирму Auctomatic, которая позволяла управлять онлайн-аукционами. Меньше года спустя, весной 2008-го, четверо компаньонов продали бизнес малоизвестной канадской компании и за одну ночь стали миллионерами – за их проект предложили $5 млн. Джону в тот момент было 17 лет.

Он поступил ⁠в Гарвардский университет. По словам ⁠Джона, решение оставить Ирландию и уехать в США было несложным. «Мы оба ⁠немного скитальцы. Я рассматривал Великобританию [как место для учебы], но ⁠это было ⁠недостаточно ⁠далеко, – сказал он в недавнем интервью BBC. – И мы оба любили учиться, так что поехать в один из топовых колледжей США всегда было соблазнительно».

Ни ⁠один из братьев так и не окончил образование. В конце 2009-го Коллисоны начали придумывать новый бизнес – на этот раз в области интернет-платежей. Это было очень своевременно: рынок интернет-покупок удвоился за последние пять лет и, вероятно, удвоится и в следующие пять. Сейчас американцы тратят онлайн $1,2 млрд в день. Как ни странно, писал Bloomberg Businessweek в августе, инфраструктура, обеспечивающая такие объемы, ветха и медленна – годами рост интернет-торговли опережал темпы развития технологий, на которых он стоит. Чтобы продавать что-то онлайн, компаниям приходится иметь дело с банком, оператором приема платежей и «шлюзом», организующим связь между первым и вторым; каждое звено берет свою комиссию, а процесс налаживания взаимодействия может отнимать недели. При этом программное обеспечение всей этой работы производится не технологическими компаниями, а самими банками, финансовыми корпорациями и посредниками – то есть теми, кто не специализируется на программировании. Вот почему решения, которые используются в этой сфере, устарели.

«Вы можете спросить: что самое сложное в том, чтобы начать онлайн-бизнес? – говорит Джон. – Создать продукт, который люди захотят купить, сделать так, чтобы о нем услышали, – со всем этим можно справиться. А вот получать от людей деньги через интернет – вот это было чрезвычайно сложно».

Поняв это, Коллисоны решили, что рынок заслуживает более простой и удобной схемы. Они разработали программное обеспечение, которое позволяло сайтам интернет-компаний и мобильным приложениям напрямую соединяться с банковскими системами, чтобы получать платежи. Компанию сначала назвали /dev/payments, но поскольку это название плохо запоминалось и с трудом произносилось, ее переименовали в Stripe. Патрик стал генеральным директором и занимается главным образом внутренними делами, включая разработку, а Джон занял должность президента и больше времени посвящает внешним вопросам – продажам и партнерствам.

В июне 2010 года стартап получил первое финансирование от Y Combinator, а год спустя в него вложились люди, которые знают о технологиях онлайн-оплаты не понаслышке, – основатели PayPal Питер Тиль и Илон Маск, а также Майкл Мориц из венчурного фонда Sequoia Capital, один из их первых инвесторов PayPal. Впоследствии к ним присоединились венчурные компании Andreessen Horowitz и General Catalyst Partners, а также инвестиционное подразделение Alphabet – CapitalG. В ноябре 2016-го после очередного раунда финансирования рыночная оценка Stripe перевалила за $9 млрд – в 90 раз больше, чем было вскоре после выхода на рынок в начале 2012 года. Исходя из этой оценки, состояние каждого из Коллисонов достигло $1,1 млрд, и братья (совместно владеющие 29% компании) вошли в список самых молодых миллиардеров планеты: 26-летний Джон занял первое место, а 28-летний Патрик – третье; между ними вклинился создатель Snapchat Эван Шпигель, который прежде занимал первую строчку, но оказался на два месяца старше Джона.

Разработка Коллисонов почти мгновенно стала хитом в Кремниевой долине. Сначала братья заключили партнерство с Amazon, а затем их клиентами стали Facebook, транспортный сервис Lyft (конкурент Uber), Twitter, Pinterest, Apple, Kickstarter и другие компании из самых разных отраслей; недавно стало известно, что через Stripe и конкурирующие сервисы будутосуществляться платежи Pay with Google – нового приложения, представленного корпорацией в октябре. Половина американцев, купивших что-то в интернете в прошлом году, пишет Businessweek, сделали это с помощью Stripe, хотя и не подозревают об этом. Рост Stripe был стремительным: согласно Forbes, в 2014 году через нее проходили 3,8% онлайн-покупок в США, в 2015-м – около 27%. К настоящему моменту, если верить BBC, разработку Коллисонов используют более 100 тысяч организаций всех мастей и размеров в 20 с лишним странах от США до Китая – все, кто получает оплату посредством интернета.

Бизнес-модель Stripe традиционна. За каждую транзакцию, проведенную с ее помощью, сервис взимает комиссию: в США это 2,9% плюс 30 центов – примерно на уровне других посредников. Stripe не раскрывает количество транзакций, которое обслуживает. Но, согласно оценкам аналитиков, сумма проходящих через фирму Коллисонов платежей может достигать $50 млрд в год, что означает, что их выручка составляет почти $1,5 млрд. Вдобавок к платежным инструментам Stripe создает программы для упрощения других аспектов деятельности ее партнеров – от систем для оплаты труда до выявления мошенничества в платежах.

Команда Stripe за последние три года выросла с 80 до 750 человек, компания занимает офис в центральной части Сан-Франциско. Коллисоны – поклонники эффективности. Как писал Businessweek, братья выбросили оставшиеся после предыдущего арендатора, DropBox, качели, конструкторы Lego и барную стойку, а также упразднили систему индивидуальных заказов блюд в кафетерии: когда долго ждешь еду, это расхолаживает, считают они. Вместо этого партнера для обеда сотрудникам Stripe выбирает специальный алгоритм, а рассадка по рабочим местам меняется каждые несколько месяцев – предполагается, что так люди смогут лучше узнать коллег. Коллисоны по-прежнему имеют много общего помимо работы. Они живут в одной квартире и приезжают в офис на велосипедах, оба имеют лицензии пилотов, любят читать и бегать. Также оба, хотя бросили высшее образование, чтобы развивать Stripe, продолжают заниматься с репетиторами: Джон изучает право, а Патрик – физику.

Многие критики отмечают, что рыночная оценка Stripe может быть раздута, а ее бизнес изменчивым: компания работает в мире, где маржа низка, а конкуренция высока – как со стороны банков и финансовых корпораций вроде Visa и MasterCard, так и со стороны других посредников: Braintree, принадлежащей PayPal, голландской Adyen, Square, сооснованной Джеком Дорси из Twitter, и прочих.

Патрик Коллисон сохраняет спокойствие, когда ему напоминают об этих трудностях. По его словам, хотя детали он не раскрывает, маржинальность бизнеса Stripe «выше, чем кажется большинству». Что касается конкуренции, то в мире сегодня лишь 5% платежей совершаются онлайн. Поэтому, как считают Коллисоны, места на этом рынке хватит всем. Сама Stripe старается привлекать к сотрудничеству не только крупных продавцов с большими оборотами, но и молодые стартапы. Когда появятся новые Uber или Airbnb, Коллисоны хотят быть рядом, чтобы выиграть от их взлета. «Если говорить о траектории развития интернета, главные успешные прорывы все еще впереди», – убежден Патрик. «Наш рост привязан к росту интернет-экономики, – говорит Джон. – Пока она растет, Stripe тоже будет расти. Не знаю, как по-вашему, а по-моему, это очень надежная ставка».

Подписывайтесь на наш паблик в ВК. Контент платных СМИ и PDF-журналы. Бесплатно. https://vk.com/nopaywall

Powered by Bullraider.com