Print

Быть ли «российской нации»? Идея принятия нового закона вызвала резкую критику

Коллаж: Русские в КазахстанеКоллаж: Русские в Казахстане

 

Не существующий пока даже в проекте закон «о российской нации» вызвал столь резкую критику, что его уже решено переименовать. Такая реакция отнюдь не случайна, поскольку законопроект затрагивает основы национально-государственного устройства страны и вскрывает глубинные пласты исторического и этнического самосознания, которые власти долгое время предпочитали не трогать.

 

 

На заседании Совета по межнациональным отношениям в Астрахани 31 октября прошлого года разработать такой закон предложил завкафедрой Российской академии народного хозяйства и госслужбы Вячеслав Михайлов. В интервью ТАСС он пояснил, что цель принятия нового закона заключается в том, чтобы «на высшем уровне закрепить понятие российской нации как «политического согражданства» и определить цель развития государства». Побудительным мотивом для разработки законопроекта стало отсутствие понятия «российская нация» в конституции РФ, где использован термин «многонациональный народ», единой трактовки которого нет. При этом в «Стратегии государственной национальной политики до 2025 года» такое понятие есть, но время действия этого документа ограничено, тогда как закон будет действовать постоянно.

 

Содержание нового закона формулируется пока его инициатором довольно размыто, но ясно, что «российская нация» будет внеэтнической. По словам В. Михайлова, закон должен обозначить «общегосударственную линию» и расшифровать сам термин «российская нация» не только в качестве гражданской нации, но и «особого вида цивилизации».

 

«Когда мы говорим «российская нация», это согражданство в стране с четко очерченными границами», – считает он. При этом понятие нации в законе будет чисто политическим и не предусматривает никакого этнического наполнения.

 

«Российская нация в данном случае – это объединение всех граждан, – пояснил он. – Мы соединяем гражданскую, политическую нацию с этническими сообществами».

 

Каким образом это соединение должно произойти, из текста интервью не ясно, но, судя по планам изменить преамбулу конституции, которая должна звучать как «Мы, многонациональный народ (российская нация)», методы будут всеобъемлющими.

 

В думской фракции «Единой России» поспешили заявить, что закон крайне нужен и важен, так как позволит укрепить национальное единство государства. «Единство российской нации – основа внутренней прочности России, – заявил первый заместитель руководителя фракции «Единая Россия» Николай Панков. – Мы видим сегодня, как во многих странах возрождаются и начинают диктовать свою политику националистические организации. Возрастает нетерпимость к чужому мнению, повторяются ошибки прошлого». По словам вице-спикера Госдумы Ирины Яровой «единство российской нации – это самое главное историческое достояние и преимущество России», а российский народ, «для которого вера и справедливость, достоинство и солидарность являются непреходящими ценностями, отстаивает и защищает ценности мира, равной и неделимой безопасности, достоинства и честности, национального суверенитета».

 

Безусловно, укрепление национального единства, да еще и в условиях самого острого за последние тридцать лет противостояния с Западом, крайне актуально. Но вопрос в том, позволит ли новый закон действительно укрепить национальное единство, пусть и в его политической трактовке как общности всех граждан России независимо от их этнической и религиозной принадлежности, или же, напротив, станет спусковым крючком для процессов, которые будут развиваться в совершенно противоположном направлении?

 

Сам по себе закон, даже самый идеальный, укрепить национальное единство не может, поскольку оно относится к ментально-психологической, а не юридической сфере. Нельзя заставить людей объединиться вокруг какой-то идеи, если они сами того не захотят и у них не будет для этого побудительных мотивов.

 

С национальным единством еще сложнее, поскольку оно затрагивает целый пласт крайне чувствительных для людей моментов, связанных с их происхождением, языком, верой (или ее отсутствием), индивидуальным и коллективным сознанием, вобравшим исторический опыт предыдущих поколений.

 

Экспертное сообщество, а также целый ряд общественных и религиозных организаций оптимизма по поводу закона не разделяют. Идея его принятия была встречена ими крайне настороженно. Законопроект, по их мнению, представляет для России большую опасность, поскольку способен взорвать ее изнутри, вновь сделав одним из главных пунктов внутриполитической повестки дня национальный вопрос.

 

Многие эксперты отмечают советский, по сути, подход инициатора принятия нового закона к национальным проблемам. Если в СССР официально в качестве наднациональной общности существовал «советский народ», то В. Михайлов предлагает сделать нечто похожее, назвав его «российской нацией». «В законе практически нет реального содержания, – отметил в интервью Русской службе BBC доцент Школы философии Высшей школы экономики Кирилл Мартынов, – либо вы даете этническую интерпретацию российской нации, и тогда она определяется как православная с приоритетом русского этноса, либо вы даете гражданскую интерпретацию российской нации, тогда вы возвращаетесь к Конституции с ее словами о многонациональном народе и у вас нет пространства для маневра – нельзя сказать, что русская культура может иметь приоритет над другими культурами, раз уж у нас многонациональный народ». По его словам, «нации невозможно зафиксировать по указу сверху… [Инициатива] звучит абсурдно: это общественный договор наоборот, будто не нация создает государство, а государство кует нацию».

 

Историк и социолог А.И. Фурсов в интервью телеканалу «День» саму идею принятия такого закона оценил словами лидера партии кадетов П.Н. Милюкова, произнесенными им на заседании Государственной Думы 1 (14) ноября 1916 г: «Глупость или измена?». Фурсов напомнил, что в СССР уже пытались создать «новую историческую общность» – советский народ, но «советскость» при этом довольно органично легла на русских, отчасти – белорусов и русское население восточной части Украинской ССР, которая Украиной никогда не являлась. Однако на национальной периферии – в Прибалтике, Закавказье, Средней Азии, как показали события поздней перестройки и 1990-х, никакой «советскости» не было, там ее воспринимали как «русскость». Сейчас предпринимается попытка наступить на те же грабли, только в худшей ситуации. В этой идее заложена бомба замедленного действия, поскольку если речь идет о русской нации, то внутри ее никаких делений быть не может, а в «российской нации», помимо татар, башкир и других этносов, могут появиться и русские субэтносы, такие как поморы, сибиряки, казаки и т.п. На Западе идея «политической нации» в Европе и «плавильного котла» в США рушится на наших глазах, и заимствовать их негативный опыт России нет никакого смысла.

 

По мнению публициста Егора Холмогорова, последствия такого закона будут только негативные. «Ни к чему хорошему это не приведет, – заявил он в интервью Русской службе BBC, – у нас в Конституции записано, что Россия – многонациональная страна, где множество наций, и среди них – русская, которая это государство создала, и существуют другие, которые, с разной степенью добровольности, в состав его вошли, существуют определенные отношения между ними: и национальные автономии, и процессы ассимиляции, и, к сожалению, проявления сепаратизма, когда в 90-е русских убивали, а сейчас – мягко выдавливают из некоторых регионов.

 

И сейчас единственное, на чем может строиться государство, – это то, что абсолютное большинство жителей абсолютного большинства регионов – русские, будь то бывший немецкий Калининград или некогда японский Южно-Сахалинск.

 

Фактически предлагается: давайте все свалим в один котел, объявим его российской нацией, и будем ее строить. Но непонятно, на какой основе ее строить – чисто логически, строить надо на русской основе, как на основе большинства населения, а если на какой-то нейтральной, – то существует опасность, что русских искусственно отделят от корней».

 

Против принятия закона выступила и Русская православная церковь. Руководитель синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, выступая на заседании рабочей группы, по данным «Коммерсанта», отметил объединяющую роль русского народа, языка и культуры. Кроме того, закон о «российской нации», по его мнению, будет противоречить концепции «Русского мира», который объединяет всех русских, а не только тех из них, кто живет в России.

 

На закон «о российской нации» негативно отреагировали и в национальных республиках РФ. Глава Дагестана Рамазан Абдулатипов заявил, что такой закон «в природе существовать не может», поскольку формирование наций – «объективный исторический процесс», а закон лишь регулирует общественные отношения. Взамен он предложил разработать «меморандум о российской нации, декларацию, комплексную программу развития межнациональных отношений», отметив, что формирование российской нации не отменяет самобытность других народов РФ. Депутат Госсовета Чувашии Виктор Ильин подготовку закона расценил как попытку нарушения 3-й статьи Конституции РФ, гласящей, что «носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ». Против закона выступил и глава комитета Госсовета Татарстана по образованию, культуре, науке и национальным вопросам Разиль Валеев, заявивший, что правовая база для национальной политики в РФ уже существует.

 

Фактически национальные республики выступили против основной идеи закона, которая заключается в политическом «объединении» всех народов РФ в рамках единой гражданской нации, расценив ее как покушение на свои права и стремление нивелировать этнокультурные различия между народами России.

 

Примечательно, что идею закона раскритиковало даже государственное информагентство РИА «Новости». «Общенациональное единство в нашей стране, как мне это видится, уже формируется и будет далее формироваться многоступенчато, – отмечает его обозреватель Михаил Демурин, – то есть не путём объединения отдельных представителей различных населяющих её народов в некую безнациональную общность (такая общность была бы химерой), а на межэтнической основе».

 

Неожиданным результатом дискуссии стало предложение разработать закон о государствообразующей роли русского народа, которая в Конституции и других нормативно-правовых актах РФ сейчас никак не отображена. Так, член комиссии Общественной палаты РФ по гармонизации этноконфессиональных отношений протоиерей Всеволод Чаплин предложил «снять разделение между элитой и народами и начать в обществе открытую дискуссию по основным проблемам», к которым он относит и вопрос о государствообразующей роли русского народа. Для этого предлагается принять не один, а сразу два закона – о российской нации и русском народе.

 

«Нужно начинать с четкого, возможно, юридического определения места русского народа в структуре российской государственности, – заявил телеканалу «Царьград» Егор Холмогоров, – Когда это место будет определено и юридически закреплено, то от этой точки отсчета можно будет двигаться к законодательным определениям национальной политики». Иначе «… мы придем к серьезному внутреннему этническому кризису, когда будет нанесен ущерб русскому народу, в то время как на окраинах только возрастет сепаратизм». С необходимостью правового закрепления державообразующего статуса русских согласен и А.И. Фурсов.

 

В идее «российской нации» действительно очень многое напоминает о «советском народе», и сходство это отнюдь не случайно. Достаточно вспомнить о том, что инициатор принятия закона В. Михайлов в прошлом – кадровый работник аппарата ЦК КПСС и специалист по истории КПСС. Тема его кандидатской диссертации – «Деятельность партийных организаций западных областей Украины по интернациональному воспитанию населения», докторской – «Деятельность КПСС по формированию и углублению интернационалистского сознания трудящихся западных областей Украины (1939 –1981 гг.)». Идея «советского народа», который в модернизированном виде можно назвать «российской нацией», из этой научной проблематики вытекает совершенно логичным образом. При этом интернациональное воспитание КПСС трудящихся западных регионов Украины, как известно, окончилось полным крахом, а его плоды отчасти можно наблюдать сегодня на Донбассе.

 

Внедрение «в массы» идеи «российской нации» неизбежно будет подрывать национально-государственное устройство России, доставшееся ей в наследство от СССР.

 

Дело в том, что русские как основной, государствообразующий народ РФ фактически не имеют сегодня своей «этнической» территории. В составе федерации есть национальные республики и «внеэтнические» края и области, которые носят «географические названия» (Курская, Орловская области, Приморский край и т.п.). Схожая ситуация была и в СССР, где его «становой хребет» – РСФСР – имела гораздо меньше прав, чем другие союзные республики, и являлась по отношению к ним главным экономическим донором. Весь постсоветский период эту ситуацию трогать просто боялись из опасений еще более обострить национальные отношения, которые в отдельных регионах и так были далеки от спокойных.

 

Неудивительно, что сразу после «вброса» идеи о «российской нации» со стороны русских зазвучали требования принять аналогичный закон о русском народе, а со стороны национальных республик – не ломать существующую ситуацию и не трогать их этническую идентичность.

 

В итоге закон, который было решено переименовать и назвать «Об основах государственной национальной политики», может привести совсем не к тем последствиям, на которые рассчитывали его разработчики. При этом тугой узел этнонациональных и этнорегиональных проблем в России остается, и, если она не хочет повторить судьбу СССР, потребует в будущем своего разрешения.

 

Александр Шустов
Powered by Bullraider.com