Print

» Дымовая завеса Трампа, или Фокус с исчезающим бюджетом

В Америке пресса и политика неотделимы друг от друга. СМИ, некогда взращиваемые как орудия политической борьбы, теперь мнят себя «четвертой властью» и заставляют политиков играть по своим правилам +

 

Пресса всегда стремилась объять необъятное — рассказать о всех событиях, больших и малых и угодить каждому читателю — равно интеллектуалу и обывателю. Это желание всегда сдерживали два фактора: физическое ограничение, связанное с форматом того или иного издания и мощное предубеждение, делившее новости на «серьезные и настоящие» и «мелкие и второстепенные». Начавшаяся на заре XXI века эра развитого интернета не оставила от этих ограничений камня на камне. Современные СМИ могут размещать на своих сетевых порталах неограниченное количество информации, а котики и знаменитости давно затмили по популярности самую проницательную аналитику и чрезвычайные происшествия. Борьба содержания и формы, как вирус распространившаяся из философии во все сферы жизни, в сфере масс-медиа давно закончилась в пользу последней.
 
Раньше человек решал, что читать, выбрав то или иное СМИ и просматривая заголовки — предполагаемые концентраты публикаций, а на деле — всего лишь их рекламные вывески. Теперь же, будучи окончательно убеждены культурой в ничтожности любого содержания, люди в массе своей переложили тяжелый и ответственный труд выбора своей информационной пищи на тот или иной агрегатор новостей, будь то сайт, приложение или аккаунт знаменитости в социальной сети. Эти агрегаторы, в отличие от СМИ, не работают с информацией как таковой, они лишь отслеживают размер кругов, расходящихся от новостей по информационному полю. Если новость будет достаточно громкой, о ней напишут все и она обязательно «всплывет» — попадет в «топ» любимого сайта или будет упомянута нашим кумиром в гламурном посте. А если о ней написали не все, она не попадет в агрегатор, а значит, не так она и важна. Именно это — некая аморфная и неопределенная «громкость» в медиапространстве стало тем единственным фактором, который теперь определяет судьбу информации в обществе. Причем никакой объективной шкалы, разумеется, не существует, играет роль лишь относительная «громкость». На безрыбье и рак — новость. И наоборот. +

Именно на таком, новом и еще до конца никому не понятном поле приходиться играть американским политикам, за каждым чихом которых наблюдают сотни объективов и микрофонов. Правила игры изменились, уже не важно, что станет достоянием общественности, важно как это смогут подать и какие круги пойдут по воде. +

Для Дональда Трампа, восьмую неделю занимающего пост президента США, с самого начала его вторжения в американскую политику успех во многом зависел именно от умения обращаться с информацией и правильно, а главное — вовремя ее подавать. Прошедшая неделя была чрезвычайно богата громкими новостями, каждая из которых затмевала менее «горячую», но куда более важную информацию. Возможно, так и было задумано. +

В начале недели роль информационного шума должны были играть две темы. Во-первых, продолжили разыгрываться страсти вокруг прослушки Трампа, которую, по словам самого нового президента, осуществлял его предшественник — Барак Обама. Здесь, выдержав изрядную паузу и вынеся шквальный огонь либеральной прессы и даже Конгресса, Трамп деликатно отступил, заявив что с самого начала узнал о прослушке из СМИ (а значит, о доказательствах не может быть и речи). Во-вторых, должна была состояться встреча с Ангелой Меркель, которая была перенесена в связи со снежной бурей, накрывшей весь северо-восток США. Буря оказалась даже лучшим ньюсмейкером, чем канцлер Германии. +

Под информационным прикрытием этих событий Трамп сравнительно «бесшумно» подписал указ, который должен позволить ему перекроить всю исполнительную ветвь американской власти под свои нужды. В соответствии с указом, глава каждого министерства и ведомства должен оценить подчиненную ему структуру с точки зрения соответствия политике нового руководства и выдвинуть предложения по «оптимизации». Эти предложения затем будут обобщены, дополнены предложениями общественности и экспертного сообщества и доложены президенту. Публикация отчета в указе не упоминается. Таким образом, в скором времени Трамп получит редкую возможность упразднить годами копившиеся и разраставшиеся целевые программы, отделы или даже агентства и ведомства, сославшись на то, что они сами признали себя неэффективными. Терять ему нечего: профессиональные чиновники и так его ненавидят. +

Вторая половина недели была как две капли похожа на первую: громкие промахи Трампа скрывали его тихое продвижение вперед. Только вот промах на этот раз был куда значительней. Второй иммиграционный указ, с большой помпой подписанный на прошлой неделе, был заблокирован судом за несколько часов до вступления в силу. Радость противников нового президента по этому поводу понятна и обоснованна, ведь эта победа — точная копия триумфа месячной давности, когда точно так же через федеральный суд в одном из штатов удалось заблокировать первый иммиграционный указ Трампа. Казалось бы, хозяин Белого дома то ли излишне самоуверен, то ли просто глуп, раз с разгона налетел на те же грабли. Как бы то ни было, Трамп поспешил сделать следующий шаг. Прямо в день отмены указа, пока СМИ были заняты сбором комментариев и публикацией победных реляций, Трамп представил Конгрессу проект бюджета на 2018 год, в котором резко снижено финансирование международных программ (как по линии Госдепа, так и по экологической тематике), и увеличены расходные статьи на армию, флот и правоохранительные органы. Новостью дня это уже не стало, а последовавшую аналитику прочитают только специалисты, так что широкие массы, скорее всего, ничего не заметили. +

В конце недели встреча с Ангелой Меркель и громкая, но лишенная всякого содержания история с рукопожатием, оказались очень кстати, чтобы избавить противников Трампа от неприятных чувств, которые они могли бы испытать, узнав, что дорогой их сердцу атрибут гегемонии — дудку, под которую нужно сплясать, чтобы получить американскую «помощь», — сдают в утиль. +

Отдельной темой на этой неделе стали отношения Америки с Организацией Объединенных Наций. С одной стороны, в случае принятия нового бюджета США вдвое сократят отчисления в ООН, что означает потерю этой организацией 10% всего ее бюджета. С другой стороны, Америка угрожает выйти из Совета по правам человека, используя как неформальный повод резолюцию Совбеза 2016 года, направленную против союзного Трампу Израиля. Так как права человека и манипуляции с их помощью — именно американский конёк, совет с уходом США потеряет всякое влияние. Таким образом, Трамп через свою команду оказывает как экономическое, так и политическое давление на давно и основательно раскритикованную им организацию, не раскрывая пока своих пожеланий относительно того, что же именно ООН должна сделать, чтобы заслужить его благосклонность. +

Как всегда в политике, никто не видит всей картины, а сторонний наблюдатель знает меньше, чем участники подковерной борьбы. Но если провал второго миграционного указа действительно был «запрограммирован», можно говорить о новом этапе в политике 45-го президента Соединенных Штатов. На этом этапе Трамп, видимо, убедившись в призрачности грезившегося либералам импичмента, готов идти на серьезные репутационные потери и даже приносить политические жертвы ради того, чтобы создать послушный и эффективный государственный аппарат, необходимый для реформ в долгосрочной перспективе. +

Иван Кузнецов

Источник: regnum.ru

 
 



Источник: geo-politica.info.

Powered by Bullraider.com