Print

Мураев: Из коллаборациониста - в предатели https://cont.ws/@ishchenko/1166650

Мы привыкли считать термины коллаборационизм и предательство синонимами. В принципе, на территории СССР эти дефиниции действительно совпадали. Поэтому у нас практически не употребляли термин коллаборационист (коллаборант), а говорили просто: изменник Родины

На самом деле предатель — человек, изменяющий ранее данной клятве или присяге, нарушивший слово. Коллаборационизм же означает не более, чем сотрудничество с врагом. Это сотрудничество может осуществляться без нарушения какой-либо присяги. Более того, законы ведения войны прямо предписывают гражданским властям оккупированных территорий исполнять предписания оккупанта, то есть сотрудничать с ним.

Как правило, победители игнорируют эту норму международных законов. В СССР наказывали не только тех, кто служил при немцах в полиции и был непосредственно причастен к военным преступлениям, но и людей, работавших переводчиками и обычными конторскими служащими в гражданских органах управления при оккупантах.

Аналогичным образом во Франции наказывали чиновников режима Виши, наказывали полицейских, продолжавших в условиях оккупации исполнять свои обязанности и ловивших отнюдь не членов сопротивления, а обычных бандитов. Наказывали, несмотря на то, что установление режима Вишипроизошло в полном соответствии с конституцией Третьей республики (из 649 депутатов и сенаторов, участвовавших в голосовании о наделении маршала Петена особыми конституционными полномочиями «против» проголосовало только 80).

В то же время, есть и другие примеры. Не только в Голландии или Дании гражданские власти и полиция исправно сотрудничали с оккупационным режимом и после войны к ним не было никаких претензий. Но и на Нормандских островах — единственной территории Великобритании, оккупированной Третьим рейхом, гражданская власть и полиция не за страх, а за совесть выполняли указания оккупантов. Наказан не был никто.

Заметим, что англичане, голландцы, датчане, сотрудничавшие с немцами, были такими же коллаборационистами, как французы Петена. Но отношение собственного государства к коллаборационизму было различными и во многом диктовалось остротой внутриполитического противостояния. Таким образом коллаборационизм может сопутствовать предательству, но предательством сам по себе не является.

Например, на Украине, часть соратников Януковича предали своего лидера и перешли на сторону майдана. Они — предатели. Часть же регионалов, а также других представителей антимайданных сил стали работать в политических структурах режима, установленного путчистами (например, в парламенте). Они, безусловно, являются колаборационистами, поскольку сотрудничают с враждебными идеологическим режимом, но не являются предателями в классическом смысле, поскольку работают в структурах международно-признанного государства.

Грубо говоря, Бойко или Медведчук не могут быть святее Путина или Лаврова. Если Россия на официальном уровне работает с киевским режимом, то и украинские политики, притворяющиеся пророссийскими или действительно таковыми являющиеся, не могут осуждаться за то, что работают с режимом Порошенко.

Таким образом все антимайданные политики Украины, участвующие в текущей политической жизни страны, — колаборационисты, но не все они предатели. Например, коллаборационизм Виктора Медведчука объективно очень даже полезен. Он поддерживает Тимошенко против Порошенко, углубляя тем самым раскол в лагере майдана. Этот раскол произошёл бы и без Медведчука, но с его помощью он становится глубже, антипорошенковские силы работают технологичнее, а пути к примирению на основе компромисса отрезаются надёжнее. Поэтому мне, в принципе, неважно, какие цели (личные и государственные) преследует Медведчук. У нас с ним разные взгляды на будущее того, что недавно называлось Украиной. В частности, он считает, что там ещё можно восстановить независимую государственность, а с моей точки зрения только зависимую и только от России (с перспективой полной интеграции), иначе — Дикое поле.

Но на данном этапе, разрушая майданный режим изнутри, с помощью самих же майданных политиков, Медведчук объективно является моим союзником. Я не планирую ему помогать — сам справится (а не справится он, другие найдутся), но и мешать не собираюсь. Если эту работу не в состоянии выполнить убитые, маргинализированные, изгнанные из страны и рассаженные по тюрьмам антимайданные активисты, пусть её выполняют активисты майданные.

Как видим, Медведчук — коллаборационист, он сотрудничает с режимом (с его частью, противостоящей Порошенко), но не предатель. Он никого не предавал и не менял своих политических взглядов. Как справедливо заметил пару лет назад Путин, Медведчук никогда не скрывал того, что является украинским националистом (патриотом самостоятельного государства). Просто он прагматик и желает реальной самостоятельности, которая возможна лишь с опорой на Россию, а не превращения страны в американский бантустан, а её правительства — в ликвидационную администрацию.


© Facebook/Виктор Медведчук

Предлагаемая Медведчуком политика опоздала лет на 25 и до сих пор среди топ-политиков на Украине нет никого, кто был бы готов последовательно претворять в жизнь концепцию финляндизации. А так, теоретически, он прав (с поправкой на время и реальность).

Точно так же, в качестве коллаборациониста, играющего на поле пророссийского юго-восточного электората, начинал Евгений Мураев. В статье «Евгений Мураев и чудесный рейтинг» я уже писал о некоторых особенностях политической биографии «молодого дарования», позволяющих предположить в нём куда меньше последовательности и целеустремлённости, чем в Медведчуке, зато куда больше карьеризма и эгоизма.

Тем не менее до начала текущей недели, Мураев был стандартным украинским политиком-коллаборационистом, делающим карьеру на имитации псевдооппозиции власти.

На первый звонок, прозвеневший, когда Мураев, едва услышав о перспективе объединения Рабиновича и Медведчука, вышел из проекта, попытавшись расколоть партию «За жизнь!»? мало кто обратил внимание. Прямые доказательства работы Мураева на Порошенко отсутствовали, а то, что его действия были объективно выгодны Порошенко, можно было объяснить молодостью-глупостью-неопытностью, а сторонники Мураева и вовсе объяснили тем, что он единственный и неповторимый истинный борец, а все остальные — враги народа и друзья режима.

Ну и вот, Мураев в прямом интервью собственному телеканалу озвучил донос на Медведчука в СБУ, обвинив последнего во всех смертных грехах, включая сепаратизм, знакомство с Путиным, а также назвал «Оппозиционную платформу «За жизнь!» единственным кремлёвским проектом на Украине. Это всё равно, что в Германии, в августе 1944 года написать в гестапо, что имярек был дружен с фельдмаршалом фон Вицлебеном, генералом Ольбрихтом и полковником фон Штауффенбергом и полностью разделял их взгляды на судьбу рейха и фюрера. Заметьте, указанные офицеры не были коммунистами и до последнего момента верно служили нацистскому режиму, но всё же выступили против него, когда осознали, что он ведёт Германию к гибели.

Таким образом Мураев из обычного коллаборациониста, вполне характерного для западной цивилизации, моментально превратился в коллаборациониста-предателя, подобного тем, что сотнями и тысячами вешали советские войска (равно, как и французские сторонники де Голля) на освобождённых территориях.

Речь идёт не о том, что он предал избирателей. Во-первых, их у него ещё не было (по крайней мере во всеукраинском масштабе, а округ окучивается условной «гречкой»), во-вторых, политик обязан действовать в интересах государства, которые не всегда совпадают с текущими интересами избирателей.

Мураев предал идеи, которые декларировал. Партии в которых состоял. И людей, с которыми работал. В конечном итоге, он предал интересы Украины, для которой безусловно избавление от Порошенко — благо, независимо от того, что будет потом. Идущие на смену не лучше, но перед ними, по крайней мере, пространство для манёвра открывается. В то время как нынешняя загнанная в угол крыса может только на людей бросаться.

Ну и наконец, он предал себя. Только человек крайне ограниченных умственных способностей и очень большой жадности, мог, в момент, когда на политических часах порошенковского режима наступил апрель 1945 года и судьба его решена, польститься на временные бонусы, которые уже к весне, если не раньше могут превратиться в черепки. И настолько откровенно совершить разворот от заигрывающего с юго-востоком кандидата в олигархи к откровенному и открытому бандеровцу.

Даже если Мураев точно знает, что Порошенко в наступающие выходные собирается произвести государственный переворот, это не оправдывает его выбор.

Во-первых, переворот может провалиться. Во-вторых, даже если он удастся, это лишь продлит агонию режима и то ненадолго (ещё неизвестно, что лучше, досидеть до выборов и попытаться тихо удрать или начать атаку на оппонентов, катализировав, таким образом все противоречия и ускорив ход событий)

В-третьих, Мураева не тронули бы при любых обстоятельствах и он ещё долго мог бы играть в «единственного и жутко радикального оппозиционера».

А так, как всегда и бывает с коллаборационистами и предателями в одном флаконе: позади позор, впереди петля — блестящая перспектива.

Ростислав Ищенко

Powered by Bullraider.com