Print

Проблема предмета философии(2)

 Проблема предмета философии – вопрос, связанный с конкретизацией и точной формулировкой предмета, которые оказываются невозможными вследствие многосторонности учения и большого количества изучаемых философией объектов.

 Предмет философской науки оказывается тем самым, что способно постигаться разумом, а также философскими измышлениями, на что оказывается направленной практическая составляющая познавательной теории. 

Подобный объект не следует отождествлять с материей или даже объективной реальностью. Причем для философии это могут быть не только какие-нибудь явления, вроде социальных или природных, но также материальные образования и даже итоги процессов познания. Речь идет о научных теориях, итогах экспериментов и выводах. 

Проблемы метода философии

Методы философии – это специальные средства, помогающие проводить разнообразные философские исследования. 

Проблемы метода философии – это вопрос, связанный с реализацией основных средств философии, помогающих решать поставленные перед наукой задачи. 

Именно познание и обучение помогает справиться с решением проблем применения критики, герменевтики или диалектики. Методы философии должны зарождаться непосредственно в человеческой практической деятельности в качестве ее обобщенных приемов. 

О предмете философии сказано немало, и мы не ставим перед собой задачу добавить еще одну формулировку к множеству уже существующих. Важно, что эта проблема так или иначе постоянно обсуждается, и ее постановка в большинстве случаев представляется чем-то вполне правомерным и естественным. А нельзя ли поставить под сомнение саму постановку этой проблемы? Именно этот вопрос мы и намерены обсудить. 

Прежде всего - в чем содержание проблемы предмета? Говоря о предмете той или иной научной дисциплины, мы обычно пытаемся определить сферу изучаемых явлений, характер решаемых задач, особенности используемых методов. Иными словами, определить предмет науки - это значит сформулировать некоторое множество нормативов, которые задают границы данной научной области. Вопрос о предмете философии в общей постановке представляет собой проявление осознанных или неосознанных сциентистских установок, так как ставится и обсуждается явно по аналогии с наукой. Но можно ли философию безоговорочно отнести в разряд научных дисциплин? Очевидно, что нет. 

Начнем все же с науки. Многочисленные дискуссии достаточно красноречиво показывают, что и здесь проблема предмета той или иной области знания решается отнюдь не просто, если вообще решается. В литературе можно встретить самые различные формулировки, претендующие на определение предмета математики или физики, географии или социологии. Даже в очень развитых и уже сложившихся областях по этому вопросу чаще всего нет единодушия, и складывается представление, что последнее не так уж и важно для развития науки. 

Здесь напрашивается аналогия с языком. Мы все свободно говорим на родном языке, не нуждаясь в формулировке каких-либо правил, но это вовсе не означает, что никаких "правил" вообще не существует. Они существуют, но не в виде вербальных формулировок, а в виде некоторых языковых традиций или, точнее, на уровне социальных эстафет, т.е. на уровне воспроизведения непосредственных образцов речевой деятельности. Стоит, однако, попросить носителей языка сформулировать правила, в соответствии с которыми они говорят, и мы неизбежно получим достаточно пестрый разнобой. 

Можно ли его полностью ликвидировать? Увы, но здесь на нашем пути стоит одно очень существенное ограничение - принцип дополнительности Нильса Бора. "Практическое применение всякого слова, - писал Бор, - находится в дополнительном отношении с попытками его строгого определения". Как это следует понимать? Практическое применение слова не предполагает каких-либо правил, мы просто действуем, опираясь на образцы живой речи и трактуя эти образцы применительно к той или иной конкретной ситуации. Иными словами, практическое применение слова достаточно произвольно и ситуативно. А что происходит, если мы пытаемся точно описать значение слова, пытаемся точно сформулировать правила его использования? Во-первых, очевидно, что мы создаем при этом некоторое новое слово, которого раньше просто не было. Ведь исходное слово объективно не имело никакого точного значения. Во-вторых, любое точное обобщение неизбежно связано с идеализацией, а это значит, что в соответствии с полученными таким образом правилами мы не сможем практически действовать. Получается так: либо мы практически используем слово, не зная его точного значения, либо задаем это значение, но тогда оказывается, что слово практически нигде неприменимо. Все сказанное легко обобщить и на попытки точного определения предмета той или иной области знания, включая как науку, так и философию. Ведь так или иначе, но мы пытаемся при этом задать точные правила употребления самого термина "математика", "философия" и т.д., задать правила, которым объективно ничего не соответствует, ибо реальная наша деятельность опирается на образцы. 

Итак, определяя предмет той или иной области знания, мы должны осознавать, что стремление к максимальной строгости и точности формулировок отнюдь не способствует пониманию реального механизма функционирования науки или философии, а детальный анализ этого механизма в свою очередь противоречит точному заданию предметных границ. Может быть, именно поэтому дискуссии о предмете, как правило, не приводят к ситуации полного единодушия, что, однако, не мешает науке успешно развиваться. Сказанное в равной степени относится и к науке, и к философии. Пора, однако, остановиться и на некоторых существенных различиях. 

Постановка вопроса о предмете научных дисциплин тесно связана с одной из специфических особенностей науки - она нацелена не только на получение знаний, но и на их постоянную систематизацию, наука требует когерентности накапливаемых знаний. Иногда с этим связывают сам факт возникновения науки. К. Бэр, например, полагал, что наука возникла в античной Александрии в силу столкновения там разных культур и накопления большого количества книг, которые нередко противоречили друг другу. В этих условиях, как полагал Бэр, и появилась научная критика. Известный математик и историк математики Ван дер Варден, обсуждая вопрос о формировании древнегреческой математики, подчеркивает, что греки заимствовали свои знания из разных источников, например от египтян и вавилонян, что опять-таки породило задачу достижения когерентности. Именно это, как полагает Ван дер Варден, и привело к появлению математического доказательства. 

Стремление к систематизации всех накопленных знаний вовсе не означает, что последние растут как снежный ком и что прошлые знания просто входят в состав настоящих. Этого как раз и не происходит, ибо прошлое всегда переосмысливается и преобразуется в свете настоящего. Именно требование когерентности приводит к тому, что прошлые теории в составе современной науки приобретают новый смысл и новое звучание. Например, классическая механика в контексте физики XX века - это уже не механика Ньютона. Она другая уже потому, что мы осознали ее границы, она стала органической составной частью современной физики. Но нам в данном случае важно следующее: наука на каждом этапе ее развития предстает (или, по крайней мере, стремится предстать) не как набор разных точек зрения, имевших место в истории ее развития, а как целостная, согласованная система знаний. Это не набор, не арсенал концепций, а по возможности единая современная концепция. И говоря о предмете науки, мы фактически пытаемся охарактеризовать содержание и границы этой концепции: о чем именно и в каком ракурсе идет речь. 

Происходит ли нечто подобное в ходе развития философии? В полном смысле слова не происходит. Это подчеркивал еще Дж. Бернал, противопоставляя на этом основании науку и искусство, науку и философию. В искусстве и в литературе, отмечал он, произведения далекого прошлого продолжают жить и в настоящем, в то время как в науке почти никто, кроме историков, не читает великие труды минувших веков. Философия в этом плане напоминает искусство, ибо ничто не заменит нам "подлинного" Платона или "подлинного" Канта. Их не может заменить учебник философии, как не может заменить учебник литературы произведений Шекспира или Толстого. Слово "подлинный" мы ставим в кавычки, ибо и Платона, и Шекспира мы неизбежно воспринимаем в современном контексте, превращая их тем самым в элементы современной культуры. Подлинного Платона еще надо реконструировать, что составляет задачу уже не столько философа, сколько историка философии. 

И все же - в чем отличие философии от науки? Ведь очевидно, что учебники философии мы тем не менее пишем. Мы вынуждены это делать, этого требуют хотя бы задачи преподавания. Проблема предмета философии приобретает здесь сугубо практическое значение. Что именно мы должны преподавать, как организовать и систематизировать материал? Эта проблема актуальна и имеет полное право на существование. Но о какой систематизации может идти речь, не противоречим ли мы сами себе? Строго говоря, курс философии предполагает изложение разных философских концепций. Если речь и идет о систематизации, то о систематизации именно этих последних. Представьте себе учебник, в котором изложено множество теорий и дана классификация или типология не изучаемых явлений, а только самих теорий. В рамках развитой научной дисциплины это, как правило, невозможно, в философии это постоянно встречается. Важно подчеркнуть, что учебник такого типа - это в принципе не столько философия, сколько метафилософия. Мы здесь рассказываем о философских концепциях вместо того, чтобы полностью "погрузиться" в одну из них. Но одно дело говорить о разных возможных типах мировоззрения, другое - иметь мировоззрение. Не случайно преподавание философии часто сводят либо к краткому и выдержанному в презентистских тонах курсу истории философии, либо к изложению какой-то одной системы взглядов, для которой другие философские построения служат только материалом для сопоставления и критики. 

Итак, ставя вопрос о предмете философии, мы невольно действуем по аналогии с наукой, предполагая тем самым, что философия развивается аналогичным образом, постоянно систематизируя накопленные знания и добиваясь их когерентности. Если же такой процесс не имеет места, то нет оснований и для постановки вопроса о предмете философии в указанном выше смысле, так как проблема предмета науки связана как раз с попытками выявить и зафиксировать те принципы, в соответствии с которыми та или иная дисциплина собирает и систематизирует знания. Именно эти принципы и определяют границы научной дисциплины. 

Возникает естественный вопрос: почему философия не поступает аналогичным образом, добиваясь полной итоговой когерентности всех своих представлений, чем это обусловлено? Тем, вероятно, что в философии мы имеем дело с формулировкой исходных предпосылок нашего мировосприятия, которые уже не могут быть рационально обоснованы. Иными словами, у нас здесь нет рациональных критериев выбора. Действительно, одна из актуальных проблем философии - это проблема ценностей, т.е. проблема выявления, или, точнее, построения конечных оснований целеполагания. Речь идет о смысле человеческого бытия, о природе высшего Блага. Здесь возможны разные концепции при полной невозможности рационального выбора, ибо выбор уже предполагает наличие ценностных установок. Аналогичные рассуждения можно построить и применительно к правилам вывода: если любое обоснование предполагает правила вывода, то сами эти последние уже не могут быть обоснованы и выступают как предмет веры. История философии поэтому - это последовательность мировоззрений, которые не сменяют друг друга, а продолжают сосуществовать в настоящем, не теряя своего значения. Каждое такое мировоззрение в идеальном случае - это некоторая целостность, некоторый замкнутый мир, вполне самодостаточный и не приемлющий каких-либо других миров. О каком же процессе достижения когерентности здесь может идти речь? 

Перечисленные проблемы существенно осложняются еще одним обстоятельством, а именно: принципиальной неоднородностью самой философии. Во введении к своей широко известной "Истории западной философии" Б. Рассел пишет следующее: "Концепции жизни и мира (world), которые мы называем "философскими", являются результатом двух факторов: один из них представляет собой унаследованные религиозные и этические концепции, другой - такого рода исследования, которые могут быть названы "научными", употребляя это слово в самом широком смысле. Отдельные философы сильно различаются между собой в зависимости от пропорции, в какой эти два фактора входили в их систему, но наличие обоих является в определенной степени тем, что характеризует философию". 

Рассел фиксирует только некоторое фактическое положение дела. Но возникает принципиальный вопрос: как соотносятся друг с другом выделенные им "факторы" или, точнее, парадигмы философствования, одну из которых он полагает научной, а другую - нет? Заметим прежде всего, что эти парадигмы потенциально присутствуют в составе любого раздела философии, включая и этику, которую Рассел почему-то полностью идентифицирует с ненаучным "фактором" или с ненаучной парадигмой. Начнем поэтому именно с этики. 

Существует уже достаточно старое и традиционное противопоставление наук объясняющих и нормативных. Первые рассматривают явления с точки зрения их объективной обусловленности, вторые - формулируют нормы, которым должно соответствовать наше поведение в тех или иных ситуациях. Этику при этом традиционно относили к числу дисциплин нормативных, однако всегда возникал вопрос: каким образом и на каком материале мы формулируем этические нормы? Вот ответ, данный проф. Г.И. Челпановым в широко известном в начале нашего века учебнике "Введение в философию": "Если сказать, что задача этики заключается в определении того, что должно быть, то спрашивается, каким же образом созидаются этические идеалы? Здесь возможен один ответ: из того, что есть, делается вывод к тому, что должно быть; законы долженствования получаются из законов бытия при помощи идеализирования этих последних". 

Но не означает ли сказанное, что мы не только предписываем этические нормы, но и описываем их как нечто фактически существующее? Не вызывает сомнения, что этику можно строить как вполне научную дисциплину, изучающую формирование и развитие этических норм, их разнообразие у разных народов и в разные исторические периоды. Правда, в таком понимании она была бы частью не столько философии, сколько культурологии. Но можно ли и в философии обойтись без элементов вполне научного подхода? Если следовать Челпанову, то нельзя. А между тем утверждения научной и собственно философской этики отличаются друг от друга самым принципиальным образом. Первые претендуют на истинность, вторые не являются ни истинными, ни ложными. Действительно, утверждение "Аристипп считал высшим благом удовольствие", вероятно, является истинным, или, по крайней мере, его можно пытаться обосновать исходя из имеющихся свидетельств. А вот утверждение "Удовольствие следует считать высшим благом" не является ни истинным, ни ложным. Его нельзя доказать, его можно только проповедовать. 

Челпанов, видимо, ошибается, полагая, что из факта существования логически следует долженствование. Но это уже другой вопрос. Можно предположить, что суть не в логическом следовании, а в особенностях глубинного механизма социальной памяти. Как уже отмечалось выше, в основе воспроизведения деятельности лежат социальные эстафеты, т.е. действия по образцам. Но в рамках эстафеты любой акт с необходимостью функционирует, с одной стороны, как некоторая реализация предыдущих образцов, т.е. как нечто уже осуществленное, а с другой - как нечто подлежащее реализации, некое невербализованное предписание. В этом плане описания и предписания неразрывно связаны друг с другом. Представьте себе, например, что к вам обращается ваш знакомый за советом, а вы отвечаете, что обычно в таких ситуациях поступают так-то и так-то. Дали вы совет или нет? Какое дело вашему знакомому до того, как обычно поступают в подобных случаях? Очевидно, что вы рассчитываете на то, что собеседник преобразует описание в некоторую рекомендацию, т.е. в предписание, но вы предоставляете сделать это ему самому, что, вообще говоря, снимает с вас некоторую долю ответственности. 

Переход от предписаний к описаниям или наоборот, переход от нормативного подхода к фиксирующему и объясняющему, играет большую роль в формировании и развитии науки. Э. Дюркгейм, например, говоря о формировании социологии, писал, что размышления о предметах политической и социальной жизни имеют свое начало уже у Платона и Аристотеля. "Но все эти различные исследования отличались одной существенной чертой от того, что означает слово "социология". Действительно, они ставили своей задачей не описать и объяснить общества такими, каковы они в данный момент на деле или каковы они были на деле, а исследовать, чем должны быть общества, как они должны соорганизовываться, чтобы быть по возможности совершенными". Сказанное, как нам представляется, означает, что философия, претендующая на формулировку исходных оснований человеческого поведения и деятельности, претендующая на формулировку некоторых норм, несомненно, содержит в себе зародыши и чисто научного, объясняющего подхода. И Рассел, вероятно, прав, рассматривая эту двойственность как одну из специфических особенностей философского знания. Мы давно знаем, что в недрах философии постоянно созревают новые научные дисциплины и выделяются или, как иногда говорят, отпочковываются, как это совсем недавно произошло с психологией и социологией. 

Как же соотносятся эти два подхода или две парадигмы мышления? Нам представляется, что и здесь мы сталкиваемся с явлением дополнительности, о котором уже шла речь выше. Попробуем это обосновать, повторяя в принципе те рассуждения, которые мы уже приводили в начале статьи. Начнем с того, что реально существующие этические нормы, в рамках которых человек осуществляет свое поведение, как правило, нигде не сформулированы и представляют собой нечто достаточно неопределенное. Они напоминают нормы языка, нарушение которых мы чувствуем, но которые не способен четко зафиксировать ни один носитель языка. Нормы такого рода существуют на уровне воспроизведения непосредственных образцов поведения и оценки, а образцы не задают четкого множества возможных реализаций. Иными словами, имея дело с реальной практикой речевого или этического поведения, мы можем зафиксировать механизмы этого поведения, но никак не точные правила, ибо сам механизм противоречит их существованию. 

Допустим теперь, что мы сами сконструировали эти правила, сконструировали, как отмечает Челпанов, путем "идеализирования". Отмечает он это отнюдь не случайно, ибо любая попытка сформулировать какое-либо общее утверждение, не учитывающее конкретных ситуативных обстоятельств, требует идеализации. Но это фактически означает, что точным правилам невозможно следовать в практической деятельности. Вспомним механику, которая формулирует свои законы для материальных точек и твердых тел, т.е. для объектов, которых в эмпирической реальности просто не существует. Вот и получается, как это ни парадоксально, что при изучении реально существующих норм этики мы не можем их точно сформулировать, не имея для этого оснований, а попытки чисто теоретического построения таких формулировок приводят к невозможности их практической реализации. Думаю, что именно ситуация дополнительности заставила А. Швейцера признать, что чистая совесть - это выдумка дьявола. 

Сказанное об этике полностью применимо и к другим разделам философии, например к философии науки. Последняя изучает нормы научного познания, которые опять-таки существуют прежде всего на уровне воспроизведения непосредственных образцов. Мы можем исследовать механизм существования и воспроизведения этих норм, а можем поставить задачу их теоретического конструирования, реализуя таким образом два дополнительных подхода. Второй из них уже давно получил название методологии. Но философия науки не может изучать нормы в полной абстракции от их содержания, а методология в свою очередь должна осознавать природу и место создаваемых ею теоретических конструктов. 

Очевидно, что указанная двойственность философии создает дополнительные трудности при попытке определить ее предмет.

Предмет и метод философии

Предмет философии

Философия — это такая область духовной деятельности человека, которая основывается на особом, философском типе мышления, лежащем в основе именно философского познания, и на самостоятельности предмета философии. 

Да, философия действительно не обладает таким же предметом, как, например, естественные науки, в том смысле, что предмет философского знания не локализован в пределах той или иной конкретной области знания и действительности, как, например, физика, биология и т.д. Однако предмет у философии есть, и принципиальная невозможность его локализации составляет его специфическую особенность. Так что же включено в понятие “предмет философии”?

Предметом философии являются всеобщие свойства и связи (отношения) действительности - природы, обществ, человека, отношения объектов действительности и субъектов мира, материального и идеального, бытия и мышления. Всеобщее - это свойства, связи, отношения, присущие как объектам действительности, так и субъективному миру человека. Количественная и качественная определённость, структура и причинно-следственные связи и другие свойства, связи относятся ко всем сферам действительности: природе, обществу, сознанию. 

Предметом философии является не индивидуальный субъект с его особенными качествами, но субъект как общее, субъект как универсальная категория, противопоставленная столь же универсальной категории объекта. В этом смысле философия рассматривает не только, скажем, проблему “я”, но проблему соотношения этого “я” с другими “я”, проблему понимания, как одну из центральных проблем теории познания. 

Философия включает в себя учение об общих принципах бытия мироздания (онтология или метафизика), о сущности и развитии человеческого общества (социальная философия и философия истории), учение о человеке и его бытии в мире (философская антропология), теорию познания (гносеологию), проблемы теории познания и творчества, этику, эстетику, теорию культуры и, наконец, свою собственную историю, т.е. историю философии, которая являет собой существенную составляющую предмета философии: история философии есть часть содержания самой философии. 

Предмет философии — не одна какая-нибудь сторона сущего, а все сущее во всей полноте своего содержания и смысла. Философия нацелена не на то, чтобы определить точные границы и внешние взаимодействия между частями и частицами мира, а на то, чтобы понять их внутреннюю связь и единство. 

Предмет философии необходимо отличать от проблем философии. Предмет философии существует объективно, независимо от философии. Всеобщие свойства и связи (пространство и время, количество и качество) существовали, когда философии ещё и не было. Это та область духовной деятельности человека, в основании которой лежит рефлексия над самой этой деятельностью и, следовательно, над её смыслом, целью и формами и, в конечном счете, над выяснением сущности самого человека как субъекта культуры, то есть сущностных отношений человека к миру. Человек, его уникальная личность, будучи, во-первых, предметом философии, во-вторых, единственным субъектом любого знания вообще и тем более философского, является также и непременным атрибутом философии. 

В отличие от мифологии философия как форма духовной активности человека возникла с появлением нового предмета и нового типа мышления — с перенесением основного внимания с идеи бога на человека в его отношении к миру, то есть на человека, познающего, преобразующего и творящего этот мир, или же на человека, познающего, исполняющего или опротестовывающего божественную идею. С течением истории конкретное наполнение этой общей специфики философского предмета неоднократно обновлялось, наполнялось всё новыми и новыми смысловыми нюансами, но всегда в глубине философского знания лежала именно эта исходная установка на выяснение связи между человеком и миром, то есть на выявление внутренних целей, причин и способов познания и преобразования мира человеком. 

Философия, таким образом, — это не просто особая научная дисциплина, а ещё и специфический тип мышления и даже своего рода “философский” эмоциональный настрой, система мировоззренческих чувств, когда человек, как бы погружаясь в это “философское” состояние духа, размышляет о мироздании, о добре и зле, прекрасном и безобразном, социальной справедливости, истине и лжи, о смысле и цели человеческой истории. 

Метод философии

Метод - путь, способ познания, принцип теоретической и практической деятельности человека, направленный на овладение объектом. Методом может стать любой теоретический приём. Среди всего разнообразия методов можно выделить такие, которые используются только одной наукой, характеризуя ее специфическую область исследования. Эти методы называются частнонаучными (или конкретнонаучными). Соответственно общенаучные методы те, которые используются целым рядом, определенной группой наук. Философия же являет собой всеобщий метод, изучает наиболее общие закономерности мира, решает проблемы необходимые для научного исследования. Любой ученый использует философские методы исследования. 

Выбор метода исследования зависит от особенностей объектов исследования и отвечает потребностям, целям научного познания. Философские методы, будучи универсальными, являются необходимым условием решения разнообразных конкретных задач, но не подменяют собой специальных, частнонаучных методов, а конкретизируются ими. 

Если все явления рассматриваются как взаимосвязанные, находящиеся в состоянии постоянного изменения, развития, а источником этого процесса признается присущая им внутренняя противоречивость, то такой подход называется диалектическим. Диалектика объективно присуща природе и обществу, а диалектическая теория лишь более или менее точно ее отражает. 

В отличие от диалектического подхода к пониманию мира метафизический подход рассматривает вещи и явления как неизменные и независимые друг от друга. Современные метафизики признают движение, развитие, но дают ему извращенное толкование. Отрицая диалектический характер развития и внутреннюю противоречивость вещей, они усматривают источник движения в их внешних столкновениях. 

Метафизический метод

Сущность метафизики как метода мышления - односторонность, абсолютизация какой-то одной стороны живого процесса познания или любого элемента целого. Примерно до сер.19 в. преобладающим методом в философии и науке была главным образом старая метафизика, которая имела дело преимущественно с предметами и их мысленными отражениями как с чем-то законченным и неизменным. Гегель называет метафизикой метод, теорию, в которой процесс развития рассматривается только количественно, и т.о. сам процесс развития представляет мир в устойчивом состоянии. 

Термин "метафизика" ввел Андроник Родосский (1 в. до н.э.). С этим понятием происходила невероятная трансформация. Мета - сверх, над. Таким образом все, что сверх физической реальности, относится к реальности метафизической. Под метафизикой понималась особая сверхчувственная реальность, пребывающая за пределами опыта. Путаница возникла, когда под метафизикой стали понимать метод, противоположный диалектике, хотя предмет последней не только чувственная, но и сверхчувственная реальность. 

Рассматривая истину и бытие как процесс, Гегель создал систему, в которой истина выступает как поступательное развитие разума, а противоречие - как его необходимый момент. Он переосмыслил кантовское различение рассудка и разума и сделал последний носителем истинного познания, а диалектику - методом постижения противоречий и развития понятий. Рассудок, согласно Гегелю, оперируя конечными однозначными определениями, является хотя и необходимым, но недостаточным условием познания. Источник ошибок метафизического метода он видел в ограничении познавательной деятельности лишь сферой рассудка. Таким образом, Гегель впервые противопоставил метафизику и диалектику как два различных метода. 

Кант под метафизикой понимал любые суждения, не основывающиеся на чувственных данных. Наряду с гносеологической интерпретацией он допускал и онтологическую как сверх чувстенной реальности и оценивал ее как первичную. Реальность, выходящая за грани эмпирии и характеризующаяся, по Канту, т.н. априорными формами познания (пространство и время, причинность…), называется трансцендентальной. Выше ее стоит полностью сверхопытная реальность, фактически недоступная и теоретическому познанию. Это трансцендентная, или ноуменальная, реальность. Например, бог. 

Соловьев С. В. называет Метафизику догматической частью теоретической философии, которой, как было выяснено выше, в логическом порядке предшествует часть критическая - учение о познании, или теория познания. 

«В историческом порядке, напротив, вопрос о первоосновах всех вещей возникает ранее вопроса о познании. И метафизика предваряет гносеологию. Хотя всем метафизическим системам, кроме материализма, присущ критический элемент, но большое значение он получает лишь по мере развития философии и только в Новейшие времена обособляется в виде самостоятельной философской дисциплины». 

Метафизическая философия, ищет в мире его устойчивые и вечные основы. «А возможно ли познание вообще без всякой чувственной подкладки - это ... вопрос метафизический». Мы познаем сущность, но “в чем же эта сущность? Таков основной вопрос метафизики. Предмет же метафизики - истинно сущее”. Все изменчивое, непостоянное она считает второстепенным, несущественным и неистинным бытием. Для этой философии характерны поиски и раскрытие содержания конечных основ всего сущего. Она пытается схватить мир в его сталости, в «остановленном виде». Ей присуща косность мысли и попытка «упростить» действительность, свести ее к схемам, редукционировать сложные процессы действительности. 

Для метафизического философствования характерна косность мысли, преклонение перед авторитетами прошлого. Доказательство истинности своих суждений здесь часто «подтверждается» цитатами из авторитетных сочинений прошлого. Метафизики настороженно относятся к новым научным открытиям, стараются втиснуть их в старые схемы. Для изложения сущности мировоззрения метафизикам достаточно формальной логики. Гегель считал, что типичным примером воплощения метафизики была философия Христина Вольфа. Марксизм, в его крайнем выражении, считает, что все философии, кроме марксизма, являются философиями метафизическими. Метафизика сейчас находит широкое применение в богословии и так называемой «религиозной философии». 

Диалектический метод

Высший уровень философской методологии - диалектика. Она помогает человеку смотреть на мир как на вечное становление и развитие, а корень развития искать во внутренних противоречиях предмета. Диалектическая логика есть логика динамических, текущих понятий, переходящих друг в друга: кол-во переходит в качество, случайность в необходимость. 

Диалектика - творческое учение, немыслимое без постоянного развития и обогащения. Отрыв ее от жизни, уход в область «чистой» теории приводит, как правило, к метафизике как её антиподу. Чтобы быть действенной теорией познания и преобразования мира, материалистическая диалектика должна постоянно перерабатывать новую социальную практику, усваивая живой опыт исторической деятельности, обогащаясь им и тем самым совершенствуясь. Это - условие ее жизненности. 

Диалектика: учение о всеобщей связи; учение о развитии в его наиболее полном и свободном от односторонности виде; учение о единстве противоположностей. Объективная диалектика - развитие реального мира; противоречивое взаимодействие вещей, явлений, процессов подчиняющаяся универсальным законам действующим в природе и обществе. Причину развития она усматривает в противоречиях, которые присущи всем без исключения предметам, явлениями и процессам действительности. Для диалектиков «Мир соткан из противоречий». Видным представителем диалектической философии был древнегреческий философ Гераклит, немецкий философ первой половины 19-го столетия Гегель. Диалектической философией является марксизм. Диалектика находит свое применения в различных философских школах и типах мировоззрения, в том числе и в мировоззрении религиозном. 

Субъективная - диалектическое мышление (отражение диалектического движения действительного мира) и теория диалектики, т.е. учение о всеобщих законах развития. 

Итак, диалектика - это учение о наиболее общих законах развития природы, общества и познания и основанный на этом учении универсальный метод мышления и действия. В центре ее внимания всегда была проблема развития. 

Диалектика в качестве метода диалектика выступает благодаря тому, что помогает четко разделять единое на многое, сводить многое к единому, позволяет представить целое как раздельно-единую множественность. 

Вот какой путь исследования предлагает Платон философу-диалектику: «Различать все по родам, не принимать один и тот же вид за иной и иной за тот же самый — неужели мы не скажем, что это (предмет) диалектического знания? — Кто, таким образом, в состоянии выполнить это, тот сумеет в достаточной степени различить одну идею, повсюду пронизывающую многое, где каждое отделено от другого; далее он различает, как многие отличные друг от друга идеи охватываются извне одною и, наоборот, одна идея связана в одном месте совокупностью многих, наконец, как многие идеи совершенно отделены друг от друга. Все это называется уметь различать по родам, насколько каждое может взаимодействовать (с другим) и насколько нет». 

Принципы диалектического познания:

1) Принцип всеобщего развития (мир рассматривается как бесконечно развивающееся, изменяющееся); 
2) Принцип противоречивости, развитее через противоположности (борьба противоположностей - источник развития мира); 
3) Принцип всеобщей связи (в мире всё связано); 
4) Принцип детерминизма (взаимодействия, обусловленность) мир некоторая система элементов, которые объединяются в силу некоторой закономерной связи; 
5) Принцип системности (мир многообразен, но выстроен в закономерную систему).

Объект и предмет философии

В научной и философской литературе термин «объект» всегда соотносится с термином «субъект». Субъект - носитель предметно-практической деятельности и познания, источник активности, направленной на объект. Под исследующим субъектом может пониматься как отдельный индивид, так и целая социальная группа. Объект - это то, что противостоит субъекту в его предметно-практической и познавательной деятельности. 

Нередко в философской литературе имеет место отождествление предмета и объекта, в то время как это совершенно различные понятия. Объект любой науки - это та часть объективной действительности, на изучение которой направлены действия познающего субъекта. Объектом философского исследования является вся объективная действительность, весь материальный и духовный мир, включая самого человека. 

Объектом изучения ранних греческих философов была природа. Постепенно в сферу интересов философии вошли и вопросы общественной жизни людей, ее политического и правового устройства. Философы также разрабатывали проблемы теории познания; объектом их изучения выступал и сам человек, его природа, ум, чувства, язык, искусство, мораль, религия и т.д. В конечном счете объектом философских размышлений стали природный и общественный мир и человек в их сложных соотношениях. 

Предмет любой науки - это результат исследовательских действий. Предметом философии являются наиболее общие законы развития природы, общества и человеческого мышления, разработанные на основе и в процессе изучения объекта ее исследования. 

Иногда под предметом философского исследования понимается определенная область действительности или круг проблем, изучаемых философами в данный момент времени или в определенную эпоху, или область исследования определенной философской науки. 

Возникновение философии стало историческим поворотом в духовной жизни общества. Он означал разрыв с мифологическими представлениями о существовании человека и мира, религиозно-нравственными представлениями о них и предметно-образным мышлением па пользу теоретико-понятийного мышления. Философия призвана отвечать па вопрос, что на них не может дать ответ ни одна наука. В теоретических построениях философия опирается на данные науки, но вместе с тем показывает основные направления ее развития, является надежной методологической базой ее исследований. Научно-теоретический и практически-духовный аспекты мировоззрения в философии объединены органично и целесообразно. Шаг за шагом философия с элитарной формы культуры превращается в сердцевину образа жизни и мышления каждого человека цивилизованного демократического общества. 

Появление термина "философия" связывают с именами двух известных мыслителей Древней Греции: по одним источникам - Гераклита (530-470 до н. Э.), В других - Пифагора (580-500 до н. Э.). Этот термин переводится с греческого языка как "любовь к мудрости", что понять без объяснения и глубокого научного анализа невозможно. 

Любое системное знание имеет объект и предмет. Под объектом понимается то, что в исследовании противостоит субъекту, то есть сознания, внутреннему миру людей, как реальность в ее практически-преобразовательной и познавательной деятельности. Предметом считается определенная целостность, выделяется из объекта, те его аспекты, части, свойства, которые изучаются. В одном объекте могут иметь свой предмет многие науки. Например, природу, как объект познания, изучают физика, химия, астрономия, естествознание в целом, причем каждая из них исследует в природе свой аспект или предмет. Так, биология изучает общие и частные закономерности жизни во всех ее проявлениях и свойствах (обмен веществ, размножение, наследственность, изменчивость, приспособления и т.д.); биогеохимия - химический состав живого вещества и геохимические процессы в биосфере Земли, происходящие с участием живых организмов; агрометеорология - метеорологические, климатические и гидрологические условия выращивания сельскохозяйственных культур и т. д. Очевидно, что противопоставление предмета и объекта изучения в общепознавательном плане неправомерно. Основное отличие предмета от объекта заключается в том, что предмету относятся только главные, существенные с точки зрения конкретного исследования, свойства, качества и признаки объекта. 

Ее объектом всегда были и есть:

1) природа и сущность мира; 
2) природа и сущность человека; 
3) взаимоотношения между миром и человеком. 

Философия - исторически подвижный и конкретный. Он постоянно совершенствуется, уточняется и изменяется. Эти процессы происходили и происходят по двум основным путям: "ответвлением", то есть отделением от различных систем знаний по мере их накопления, и "самоопределением".

В древнем мире философия рассматривалась как "наука наук", объединение всей суммы внерелигиозного знаний, искусства и тогдашних знаний об общих правилах и нормах поведения людей. Так, Аристотель (384-382 до н. Э.) Выделял в философии теоретическую (умозрительную), практическую и поэтическую (творческую) ее части. Цель теоретической философии он определял как "знание ради знания", включал в нее математику, физику и "первой философии", или метафизику. У последователей Аристотеля название "метафизика" (то, что после физики) превратилась па синоним философии. Теперь этим термином обозначают также и онтологию и общий метод, противоположный диалектике. Целью практической философии Аристотель считал "знания ради деятельности" и включал в нее этику, экономику и политику, а поэтической - "знание ради творчества", то есть поэтику, риторику, искусство. 

Понимание предмета философии как "науки наук" сохранялось на протяжении длительного исторического времени. Даже в середине XVII в. выдающийся французский философ и математик Р. Декарт утверждал: "Вся философия подобна дереву, корни которого - метафизика, ствол - физика, а ветви, исходящие из этого ствола, - все прочие науки, которые состоят из трех главных: медицине, механике и этики ". Великий ученый И. Ньютон свое произведение по механике назвал "Математические начала натуральной философии" (тысяча шестьсот восемьдесят семь), К. Линней - по основам ботаники - "Философией ботаники", а Ж.-Б. Ламарк - по биологии - "Философией зоологии".

Постепенно от философии отпочковывались и приобретали относительной самостоятельности такие науки, как механика земных и небесных тел, астрономия, математика, физика, биология и др. Одновременно самоизменилась и сама философия. Уже у стоиков (IV в. До н. Э.) Философия начиналась с логики, а этика считалась главным учением по осмыслению судьбы людей и их отношение к вечному и бесконечному миру. Основоположник немецкой классической философии Кант понимал философию как учение о единстве истины, добра и красоты, а ведущая фигура этой философии Гегель - как систему диалектической логики, философии природы и философии духа, в которой он понимал комплекс философских учений о государстве и праве, всемирную историю, искусство, религию и саму философию. Представитель материалистического направления в немецкой философии Л. Фейербах считал единственным, универсальным и высшим предметом философии учение о человеке, а основатели марксистской философии К. Маркс и Ф. Энгельс доказывали, что предметом философии является общие законы развития природы, общества и сознания людей. 

Наполнение предмета философии новым содержанием продолжается и сейчас, потому что философская мысль - ЦС учение о вечном. В течение всей своей истории она развивается и обогащается, но сохраняет одновременно преемственность познанного. Объект ее изучения неисчерпаем. 

Он реализуется в предмете, который включает:

• онтологию - учение о бытии; 
• гносеологии - учения о познании; 
• аксиологии - учение о природе ценностей и их место в реальности, о структуре ценностного мира, т.е. о связи различных ценностей между собой, с социальными и культурными факторами и содержанием личности; 
• методологию - учение о системе принципов и способов организации и построения теоретической и практической деятельности; 
• логику - учение о средствах доказывания и опровержения, об общезначимые формы и средства мышления, необходимые для рационального познания; 
• социальную философию - учение об обществе и личность; 
• этику - учение о морали как форму общественного сознания; 
• эстетику - учение о прекрасном, отношение человека к миру с точки зрения совершенства - несовершенства, прекрасного - недостойного, трагического - комического и его художественной деятельности; 
• философские вопросы науки вообще и отдельных наук. 

Итак, философия - это теоретическое миропонимание, учение об общих принципах бытия и познания, об отношении человека к миру, система ее обобщенных взглядов на мир в целом и свое место в нем. Объектом изучения философия утверждает ценность человека как личности, гуманизм общественных отношений, социальный прогресс и научное творчество. Философская мысль является научно-теоретической и духовно-практической мнением о вечном. Объект философского осмысления остается, он существует всегда. Вместе с тем философская мысль постоянно отражает потребности времени, влияет на умы и сердца современников. Многочисленные направления, течения и школы в философии являются наследниками ее предмета. Влияние философии на жизнедеятельность человека и общества проявляется в ее функциях.

Предмет и специфика философии

 

Философия возникла более 2,5 тысяч лет назад в Древней Греции, Риме, Индии, Китае и существует в виде двух ветвей - Европейской и Восточной. Европейская традиция связана с осмыслением внешнего мира путем формирования понятий, законов и принципов, отражающих внешний мир. Восточная традиция делает акцент философского исследования на человека, на его внутренний мир. Философы через постижение человека пытались понять окружающий мир. Лидерство в развитии науки и техники захватила Европа, поэтому" в системе мировой культуры европейская философская традиция стала доминирующей. 

В настоящее время осуществляется своеобразное возрождение и ассимиляция Восточной философской культуры в мировую. Термин "философия" в переводе с древнегреческого означает любомудрие, любовь к мудрости ("филео" - любовь, "софия" - мудрость). Философия пришла на смену мифам, формируясь на основе мифологии и религии первобытного общества. Философия как мудрость означала определенное отношение к знанию и деятельности человека в целом. В отличие от простого частного знания, которое раскрывало секреты ординарной деятельности, философия составляла высшее знание, обладание которым делало человека мудрым, а значит, приближало к богам. Не случайно Пифагор олицетворял философское отношение к миру с созерцанием, осмыслением, противопоставляя конкретной деятельности (миф об Олимпийских играх). 

Понять предмет философии - означает выяснить, чем занимается философия, для чего она предназначена. Однако на этот вопрос нет однозначного ответа. И это не должно показаться странным. Одной из главных характеристик философии в этой связи является ее развивающаяся природа, динамическая сущность. Поскольку мир развивается, развивается наше знание о мире, то и предмету философии присуща эволюция. Философия, прежде всего - это рациональное объяснение окружающего мира, основанное на разуме, попытка объяснить смысл и назначение человека в мире, его возможности, реальность их осуществления, смысл человеческого бытия в целом. 

На современном этапе философия представляет собой теоретическое осознание человеком себя в мире, средство ориентации человека в мире, - и в этом ее основное предназначение. Философия - учение о смысле человеческого существования, о судьбе человека и человечества и представляет собой философскую антропологию. Анализируя специфику философского знания, следует подчеркнуть большую степень общности (всеобщность) философских понятий и принципов. В отличие от частных наук, которые изучают определенные фрагменты мира, философия изучает мир в целом. C всеобщностью связана абстрактность ее основоположений, оторванность от реальных дел, что является иногда предметом для спекуляций. Следующей специфической особенностью, является рефлексивность философии. Рефлексивная позиция означает, что для философа предметом размышлений является сам человек и его деятельность в мире. Рефлексивность может быть бесконечной, что приводит к аномалии сознания рефлексирующего человека. 

Примером рефлексии в физике является методологический анализ оснований в период кризиса. Философия наряду с объективным знанием является субъективно-личностным убеждением человека. Она служит средством объяснения и ориентации человека в мире, т.е. совокупность философских знаний формирует мировоззрение человека. Философия плюралистична, т.е. представляет собой различные авторские версии решения одних и тех же "вечных проблем". Философия - практичная наука, ибо отвечает на главный вопрос стратегии жизни - "каким надо быть, чтобы быть человеком?". (И.Кант). Она является не только наукой, но и искусством, прежде всего не в философствовании, но в реальной жизни по достижению меры и гармонии.

Powered by Bullraider.com