Print

Нет никакого «народа». А русские — есть

Егор Погром

 

Андрей Никитин написал хороший, но глупый текст «Народ не тот», главная мысль которого сводится к следующему: есть такие националисты-Данко, которые навстречу народу с распахнутой душой, а народ в эту душу плюет и национализму предпочитает профессионального советского Захара Прилепина. Поэтому народ, совершенно верно, дурак. Ход мысли Никитина довольно типичен для думающего человека в России и проистекает из одной базовой ошибки: Никитин слабо понимает, кто он, где он находится и что ему надо. Меж тем, как учил нас классик, прежде чем спасать (или, скажем, судить) народы, надо для начала составить простую иерархию собственных интересов по системе: личные интересы — корпоративные (социальные, классовые) интересы — национальные интересы.

Это очень простая последовательность, которую легко запомнить: от простого к сложному, от малого к большому. Каковы мои личные интересы? Я хочу реализоваться как журналист и писатель, взяв за образец, скажем, замечательного русского журналиста и драматурга Алексея Суворина, крайне влиятельного издателя «Нового времени», принимавшего участие в создании «Русского собрания» и достаточно серьезно влиявшего на внутреннюю повестку Империи. Можно расписать подробнее, но «Википедия», к счастью, до сих пор открыта для всех желающих.

 

Из этих нехитрых личных амбиций (журналист-писатель-издатель, формирующий внутреннюю повестку) логичным образом вытекают мои корпоративно-социальные интересы.

По корпоративно-социальным интересам я, совершенно верно, русский интеллигент. То есть мне и моему сословию необходимы:

1. Свобода слова и наличие живой и бурной политической жизни. В стране с отсутствующей политикой журналистика особо не нужна, а без свободы слова вести общественную дискуссию и вообще осуществлять даже самую базовую коммуникацию затруднительно. А без коммуникации сословие интеллигентов чахнет, превращаясь из организованной социальной силы в атомизированных индивидуумов, ругающих от бессилия неправильный народ.

2. Господство русских интеллигентов в общественной, политической и культурной жизни. Сейчас в РФ место условного Суворина занимает Арам Ашотович Габрелянов, прямо враждебный всему русскому. Как враждебны всему русскому (и интеллигенции, и среднему классу, и рабочим, и крестьянам, и бизнесу) правящие РФ силы, позволившие Габрелянову вырасти в такого вот паучищу. «Нет такой национальности» — ну и, соответственно, людей, пытающихся вякать о том, что они-де русская интеллигенция, радостно бьют многонациональными ногами. Суворин входил в то же «Русское собрание» вместе с министрами и генералами, как ровня. Для нынешних же министров и генералов писатель-журналист-человек умственного труда — придурок какой-то, а русский человек умственного труда — еще и потенциальный экстремист со всеми вытекающими последствиями. Тех же русских, кого еще не пересажал ЦПЭ, сладострастно добивают волоокие палестинские «либералы». В последнее время еще одна новая мода появилась: ездить извиняться за научные труды в инстаграммы разных государственных деятелей Кавказа. Почему такое положение для русской интеллигенции неприемлемо, объяснять, думаю, не надо.

3. Само существование корпорации русских интеллигентов, к тому же осмысляющей себя как корпорацию. Интеллигентным людям нужна среда, нужны оппоненты, с которыми интересно дискутировать, нужны сторонники, которые будут помогать в дискуссиях, и нужны сами дискуссии, по результатам которых из двух несовершенных позиций можно выработать что-то, отдаленно похожее на истину. «Спутник», несомненно, способствует тому, чтобы молодые образованные русские не чувствовали свое тотальное одиночество, сейчас ситуация сильно лучше, чем десять лет назад, но до сплоченной корпорации, осознающей себя и свои интересы, интеллигентным русским людям еще очень далеко. Пока что и власти, и этнические группы могут делать с нами всё что угодно, а мы в основном можем только скрипеть зубами и ходить на допросы в прокуратуру.

То есть как писателю и журналисту, мечтающему о славе и «Русских собраниях», мне еще крайне важно, чтобы в России в принципе была дееспособная корпорация писателей и журналистов, которых бы уважали, которые бы могли снять трубку и позвонить министру (причем без личного знакомства), которые были бы не притырками, а людьми, отстреливающими и Габрелянов, и Мединских, и Яровых еще на дальних подступах, на уровне региональной политики. Чтобы не «Я — Юра, музыкант», а наоборот: «Я — Вова, президент». Это, повторюсь, не пожелание из серии «мира во всем мире», а вот конкретно мой личный и корпоративный интерес.

Ну и как русский интеллигент я имею, само собой, национальные интересы. Первейший мой национальный интерес состоит в том, чтобы Россия вновь стала лидирующей страной Первого мира — просто потому, что Сувориных в Африке не бывает, да и с интеллигентским господством на племенных территориях не очень. Превращение же России в лидирующую державу Первого мира требует целого комплекса мероприятий, начиная от радикальных внутренних реформ, которые освободили бы и политику, и экономику, позволив им развернуться в полную силу, и заканчивая серией внешнеполитических военных кампаний, потому что не может русский интеллигент (и тем более — корпорация русских интеллигентов) спокойно смотреть на то, как запрещают русский язык. Украина должна быть уничтожена по целому ряду причин, но для русского интеллигента среди них на важном месте стоит политика дерусификации, которая сокращает русское культурное пространство, являющееся источником силы русской интеллигенции. Поэтому для русского интеллигента поддержка дерусификаторов невозможна, это противоречит его личным, корпоративным и национальным интересам.

Понятно, что тему про реформы и кампании можно развернуть, но мы многократно об этом писали, кому интересно в деталях — прочтите программу К25, на 90% написанную авторами нашего сайта.

Главное тут не детали, а усвоение иерархии интересов: личное — корпоративное — национальное. И, самое главное, как свои интересы реализовать. Сотрудничеством. Сотрудничеством с другими русскими интеллигентами в рамках корпорации русских интеллигентов, сотрудничеством с другими корпорациями (от бизнеса до армии) в рамках нации, и сотрудничеством с другими нациями для реализации наших национальных интересов (довольно очевидно, например, что ущемляемая венгерская нация может помочь в украинском вопросе и т. д.).

Сотрудничеством не потому, что мы вот Данки, которые вырвали сердца и пошли к трудящимся, а сотрудничеством потому, что у нас есть интересы и мы не сможем в одиночку наши интересы защитить на всех уровнях, от личного до национального. В одиночку вообще что-то делать чрезвычайно сложно, даже сайт в интернете — поэтому у нас с полдюжины постоянных сотрудников и 250 когда-либо писавших нам тексты авторов.

Как же наладить сотрудничество с другими людьми, корпорациями, нациями? Совершенно верно, надо сесть и подумать:

1. Чего хотите вы.

2. Чего хочет ваш потенциальный союзник.

3. Что вы можете предложить ему, что он может предложить вам и на каких условиях.

Исходя из этой простой, примитивнейшей, но абсолютно логичной картины мира мы увидим, что никакого единого «народа» нет, а есть врачи, таксисты, бандиты, кегебисты, солдаты, малые бизнесмены, средние бизнесмены, крупные бизнесмены (у всех этих трех категорий абсолютно разные запросы, в том числе конфликтующие друг с другом), что есть рабочие и есть писатели, есть русские и есть нерусские, и всем им что-то надо.

И что даже чудовищные требования «Сталина, Сталина, пацаны устали, на!» разбиваются на кубики-желания в диапазоне от «державности» (к этому больше тяготеют сталинисты-силовики) до запроса на социальную справедливость (самый широкий спектр слоев населения). И что со всеми этими кубиками-желаниями можно и нужно работать, поскольку и желания державности, и желания социальной справедливости нам, бедным русским интеллигентам, не желающим жить в заснеженной Латинской Америке, абсолютно комплементарны. Нам некомплементарно, например, наступающее при сталинизме-советизме чудовищное засилье инородцев, и поэтому наш разговор с рабочим-сталинистом должен вертеться не вокруг того, что Прилепин оправдывает ГУЛАГ, а вокруг того, что Прилепин — вырусь подчеченская, впрягающаяся за чучмеков. «Владеющих твоим заводом хачей, товарищ трудовой рабочий, Прилепин громить не хочет, понимаешь?», потому что тебе миллионы жертв ГУЛАГа, когда у тебя зарплата — 20 тысяч рублей, да и ту полгода не платили. Пофиг тебе на ГУЛАГ, совершенно верно.

Конечно, тут Никитин может вскинуться, что все это демагогия, и зачем мне говорить о зарплате рабочих, если я не рабочий, но тут все просто: очень сложно привлечь поддержку других людей, когда вы говорите только о себе и своих проблемах. А поддержка других людей вам необходима, если вы хотите стать из объекта, который туда-сюда перекатывают, субъектом, который передвигается сам и сам решает свою судьбу. Выборы Трампа тому свидетельство — замкнувшиеся в своем социальном пузыре либеральные элиты забыли о других корпорациях и классах, в результате чего по их господству нанесен чувствительный удар, причем не только со стороны трудящихся, но и большого американского бизнеса. И сайт «Брайтбарт», сделавший серьезную заявку на возвращение господства WASP-элит, смог сделать ее потому, что всю кампанию орал как резанный об обиженных трудящихся, обиженных корпорациях и даже обиженных Обамой неграх, стремясь построить электоральную коалицию, а не рассуждать о том, какой там народ. Народа там вообще не было: были рабочие, которым обещали одно, были шахтеры, которым обещали другое, были выбившиеся в люди мексиканцы и негры, которым обещали третье, были всевозможные религиозные конфессии, которым обещали четвертое, были даже геи, которым Трамп продавал свою антиисламскую повестку как попытку их, геев, от воинов джихада защитить. И это была не демагогия, не дешевое вранье — это был разговор о насущных проблемах и методах их решения. В результате 70-летний миллиардер, живущий в позолоченном пентхаусе, стал чемпионом униженных и оскорбленных, что твой Ленин (сам Ленин, к слову, был из дворянской семьи и проблемы трудящихся тоже, в общем-то, были ему до одного места).

Под лозунгом же «лох должен страдать» живет, главным образом, Божена Львовна Рынска, божественная, и этот лозунг приносит в ее жизнь столько чудес и приключений, что полностью защитить ее от этих чудес и приключений не может даже муж-миллионер. Да что там Рынска — есть такая всемирно известная женщина Хиллари Клинтон, которая как-то ляпнула, что половина американского электората — basket of deplorables (в вольном переводе — «лукошко мудаков»). Повесить ее потом не повесили, конечно, но неудобно получилось.

Продолжение по ссылке ниже

https://sputnikipogrom.com/mustread/64678/narod-tot/#.WUv7vaAzofI

Powered by Bullraider.com