Print

А что мы делаем в Сирии?-https://sputnikipogrom.com/mustread/47540/wtf-are-we-doing/

1.12.2015

Так как в последние дни в интернетах царит паника, ужас и безумие среди «геополитических экспертов», несущих все более красочную чушь, то мне придется выйти из тени и несколько прояснить международную обстановку. Лучше всего это сделать, отступив от конкретных случаев и инцидентов и взглянув на всю картину целиком.

 

Итак, есть Турция. В Турции правит авторитарный Эрдоган, в качестве основы легитимности для своей власти опирающийся на политический ислам (до прихода во власть он даже привлекался по местной 282-й статье за пропаганду исламизма) и проект возрождения Османской империи. В рамках этого проекта идет большая работа по всему пространству «тюркского мира» (включая Россию и Казахстан) для реанимации пантюркистского национализма с мощным исламским привкусом. Ключевой регион для возрождения Османской империи — соседняя разваливающаяся Сирия, на севере которой живут т.н. «туркоманы» — это кто-то вроде турецких украинцев. В случае полного и окончательного распада Сирии из туркоманов можно будет как минимум собрать независимую Новотурцию, а как максимум — присоединить регион к турецкой державе. Напомню, что опыт работы с непризнанными республиками у Турции есть — Северный Кипр, совершенно верно. Более того, до недавнего времени турки открыто обсуждали вопрос создания на севере Сирии «зоны безопасности» — грубо говоря, открытого ввода войск для защиты тюркского населения. Впрочем, и без ввода войск на стороне туркоманов воюют радикальные турецкие националисты и сотрудники турецких спецслужб под прикрытием.

Кроме туркоманов Турция также поддерживает ИГИЛ. Во-первых, ИГИЛ стильно, модно, молодежно вырезает курдов (причем Турция в атаках на курдов помогает игиловцам авиаударами), галантно избавляя Эрдогана от необходимости брать на себя неприятную обязанность геноцида непокорного национального меньшинства. Во-вторых, в частном порядке на ИГИЛе можно зарабатывать состояния — на торговле нефтью, перепродаже антиквариата из разрушенных городов, посредничестве при освобождении заложников, контрабанде оружия и многих других предприятиях, невозможных в мирных государствах. Наконец, если игиловцы захватят Дамаск и окончательно свергнут Асада, то Турция сможет вводить войска куда захочет, справедливо спрашивая у США и ЕС: «Вы что, хотите оставить всех этих бедных людей в рабстве у сумасшедших фанатиков?». В общем, ИГИЛ — чрезвычайно полезное предприятие как для стратегических целей Турции, так и для ее коррумпированных элит.

Противостоит Эрдогану с его «хитрым планом» в первую, вторую и третью очередь Иран. Иран представляет себя как государство шиитской исламской революции, долженствующее принести свет истинного ислама всему миру. Но вот проблема — шиитов среди мусульман только около 17%, поэтому иранцам приходится записывать в своих собратьев по вере кого угодно. Например, правящую Сирией религиозную секту алавитов, признанную иранцами шиитами исключительно из политических соображений. Если Асад падет, то погаснет одно из немногих дружественных Ирану государств, более того, возникнут проблемы для соседнего Ливана (которым частично правит проиранская «Хезболла»), плюс усилится напор джихадистов на шиитские регионы Ирака, де-факто находящиеся под контролем Ирана. Если же Асад устоит, то вместе с Ливаном, шиитскими районами Ирака, хуситами в Йемене и палестинскими движениями Иран получит прекрасное созвездие союзников, которое позволит ему «по-взрослому» поговорить с доминирующими в исламе суннитами и в первую очередь с Саудовской Аравией. Поэтому вы регулярно читаете в сводках о гибели старших офицеров иранского корпуса «Кодс» и других подразделений в Сирии — как и для Турции, для иранцев Сирия — ключевое звено в вопросе построения Шиитской империи.

Третья заинтересованная сторона в конфликте — нефтяные монархии Персидского залива и в первую очередь Саудовская Аравия. С одной стороны, ИГИЛ сковывает силы иранцев и заставляет их тратить время и ресурсы на борьбу за Сирию вместо более интересных дел (например, накачивания хуситов оружием и добровольцами для атаки непосредственно на территорию саудитов, первые пробные вылазки уже были). С другой стороны, Саудовская Аравия не хочет полной победы ИГИЛа, который претендует на лидерство в суннитском мире — тут ситуацию можно сравнить с отношениями СССР и КНР, которые при формальном идеологическом единстве страшно сцепились за право считаться главными коммунистами в мире. Пока что ИГИЛ не представляет опасности для саудитов, но в случае его триумфа Саудовская Аравия столкнется с угрозой самим основам своего существования. В случае же поражения ИГИЛа саудитов встретит заматеревший, закалившийся в борьбе Иран и коалиция его друзей. В общем, шаткая ситуация.

Наконец, есть еще и США, которые пытаются сохранить «освобожденный» ими от Саддама Хуссейна Ирак в минимально приличном виде (получается плохо, Ирак де-факто все больше оккупирует Иран), свергнуть Асада (не в последнюю очередь, чтобы поставить Иран на место), а также победить ИГИЛ, причем желательно — минимальными силами за минимальные деньги (поскольку приоритетом американской стратегии является перенос фокуса на Тихий океан, для большего мира и дружбы с уважаемыми китайскими партнерами). Отсюда поддержка американцами курдов в их военных начинаниях, которая делает отношения США и Турции намного более сложными, чем это кажется из патриотического телевизора.

Также имеются курды, которые надеются, что если они дойдут до столицы Халифата Ракки и возьмут ее в осаду (а то и, страшно сказать, просто штурмом), то американцы разрешат им свое государство, сохранив от гнева турок. При этом и курды, и американцы понимают, что курдское государство на границе с Турцией автоматически вызовет в Турции начало гражданской войны (курды составляют до трети населения турецкой державы). И американцы, и курды понимают, что все попытки создать дееспособную «третью силу» в Сирии (кроме Асада и Халифата) провалились, и что курдские бойцы, мотивированные обещанием Независимого Курдистана — единственная прозападная сила, всерьез готовая воевать с Халифатом. Поэтому турецкие попытки организовать «зону безопасности» — это не только империализм, но и желание подготовить плацдарм для войны с курдским народом-победителем, если Штаты всё-таки решат пожертвовать турецким союзником.

Кроме того, в регион начинают рваться вооруженные силы Европы, несколько утомившейся от вала беженцев, продолжающего лишь нарастать по мере того, как турки, иранцы, американцы, саудиты и курды (Египет и Израиль позвольте не упоминать, иначе это будет бесконечный текст — хотя на стороне Асада воюют еще и палестинские добровольцы, например) выясняют отношения в регионе. Чего именно хотят европейцы, пока неясно, их усилия незначительны на фоне остальных участников регаты, но могут резко возрасти в случае новых терактов в Европе.

И вот на эту веселую вечеринку старых друзей (визг бензопилы, хруст костей, истошные крики) вваливается Россия. Россия, на пятый год войны вспомнив, что у нее есть лепший друг Асад, решает провернуть простенькую комбинацию:

1. Войскам Асада и Ирана оказывают помощь авиаударами с целью переломить динамику войны в их пользу, создав угрозу победы Асада если не над халифатом, то как минимум над «умеренной оппозицией». Уничтожение «умеренной оппозиции» заставит США выбирать между Асадом и ИГИЛом, и оба варианта абсолютно неприемлемы. (Голосом гангстера из фильма) «Эй, Обама, ты же не хочешь, чтобы с твоими мятежниками что-нибудь случилось?»

2. После чего поднакачавшегося Асада и его друзей попытаться американцам продать (помните, как продолжались яростные бои в Дебальцево прямо во время Минска-2?), получив за это как минимум снятие санкций («Мы же теперь союзники по антитеррористической коалиции!»), а как максимум — признание Крыма.

Как лучше всего усилить Асада? Правильно, закрыть северную границу с Турцией, через которую туда-сюда снуют подкрепления джихадистов, цистерны с контрабандной нефтью и конвои с оружием. Как закрыть северную границу? Надо туда ввести сирийско-иранские войска! Как помочь сирийско-иранским войскам закрыть границу? Разбомбить тех, кто там сопротивляется!

А сопротивляются там, как вы уже догадались, те самые туркоманы (а зачастую и просто турецкие добровольцы), с которых я и начал рассказ. И вот представьте: четыре года вы упорно расставляете фигуры, чтобы в нужный момент объявить «зону безопасности», а там и, глядишь, референдум о присоединении к Турции. Затрачены миллиарды долларов, заработаны десятки миллиардов долларов, половина вашей внешней разведки переехала на постоянное место жительство за границу, выстроены сложные логистические цепи по доставке джихадистов, их эвакуации, лечению и новой доставке, под фасадом идиотской «страны-курорта» день и ночь работает стальной механизм, безжалостно пожирающий соседнюю Сирию. И тут прилетают какие-то странные северные люди и начинают «народное ополчение Новотурции» натурально бомбить, причем в мясо. На всякий случай вы сбиваете беспилотник северных людей (помните эту историю?). Потом вы делаете одно предупреждение. Второе. Третье. Четвертое. Пятое. Поняв, что вас не воспринимают всерьез, вы сбиваете бомбардировщик северных людей и начинаете перебрасывать бронетехнику в приграничье, готовясь уже не просто к организации «зоны безопасности», но и, возможно, прямым столкновениям с российскими и сирийскими войсками.

Северные люди, в свою очередь, кричат о невиданном в истории вероломстве, вводят санкции и, судя по сообщению «Таймс», начинают строить в регионе вторую военную базу, переводя формат своего вмешательства из «мы только наступление Асада поддержим, к ужину будем дома» во что-то более масштабное и долговременное.

И вот что я хочу сказать по итогам этого краткого экскурса в историю и политику. Что делает Турция в Сирии, понятно — она строит империю. Что делает Иран в Сирии, понятно — он строит империю. Что делают США и Саудовская Аравия в Сирии, опять-таки, понятно — они пытаются сохранить свои империи. Ну и маленький, но гордый курдский народ старается под шумок отжать свое национальное государство.

А вот что мы делаем в Сирии — никто, включая меня, объяснить не может.

P.S. Рассуждения про «честь нации», «великодержавность», «сферу влияния» и т.п. после Украинского Позора (продолжающегося вот уже второй год, и конца и края ему не видно) невозможно рассматривать даже как троллинг.

Powered by Bullraider.com