Print

КОНЦЕПЦИЯ НООСТЕИЗМА. часть первая (сокращенный вариант)

«Всему свое время, и время всякой вещи под небом». ( Экклезиаст).

По всей видимости, имманентно мир развивается по какому-то своему, внутренне предопределенному плану. Возможно, в нем нет жесткого детерминизма, и сценарий эволюционного развития в какой-то степени может развиваться по-разному.

 

Совершенно очевидно, что весь окружающий нас мир представлен живой и не живой природой. Представляется, что мир неживой материи привязан к определенным константам, подчинен детерминированным законам физики и потому более закономерен и предсказуем, тогда как в живой природе мы наблюдаем более сложные и непредсказуемые флуктуации. Живая природа привязана к неживой, но она гораздо сложнее, и ее высшие формы развития обладают феноменом разума. Разум имеет способность не только воспринимать и накапливать информацию, но самое главное – ему дана возможность свободного творческого моделирования. Это и делает систему живой природы феноменальной и одухотворенной. Разум, если так можно выразиться, наполняет эту систему божественным смыслом и силой, в ней появляется потенциал созидательного творения, и он, как уже известно, в какой-то степени проявляется и в самых простых живых системах (клетках), но более выражен в высших формах живой материи, а более всего развит у человека.

Человечество, бесспорно, является частью этого мироздания, но нам неясно, какая миссия на нас возложена, какая роль нам отведена. Мы пытаемся понять и нащупать тот путь, по которому мы должны двигаться. Но что должно стать для нас твердым ориентиром, на что мы должны опираться в нашем дальнейшем развитии? С одной стороны, мы понимаем, что не можем ставить опыты на самих себе, но, с другой стороны, даже не зная конечного результата своей деятельности и того, к чему он приведёт, мы все ровно должны действовать.

Очевидно, обобщив накопленные научные знания, мы приходим к выводу, что все взаимосвязано между собой, как физически, так и биологически. И экосистема функционирует как единый большой организм. Конечно, мы уверены в том, что в иерархии всего живого человечество находится на самой вершине этой пирамиды, олицетворяя собой величие и уникальность всего окружающего мира. Однако даже если это так, то и такое

положение не дает нам возможности полностью управлять стихийностью природы, тем более подчинить ее себе, пока во всяком случае. Человечеству всегда было присуще стремление к доминированию, стремление подчинить себе окружающий мир, и все вокруг в этом мире. Возможно, это было необходимо для нашего эволюционного развития. Но сегодня, к сожалению, односторонняя увлеченность этим привела нас к катастрофическому положению, последствия которого мы начинаем ощущать в экологическом и социальном кризисе. Эволюционно мы вступает в новую эпоху, в которой человечество будет реализовываться в ином качестве. Этот фазовый переход в полной мере нами еще не осознается, но, независимо от нашей воли и понимания, мы идем к строительству новой коэволюционной парадигмы, в которой реализуется идея высшего авторитета разума и науки.

Существующие мировоззренческие системы и построенные на их основе идеологии себя изжили и уже больше не могут в полной мере отвечать на вопросы сегодняшнего дня. Прежде всего, необходимо построение такой духовной парадигмы, которая поможет человечеству объединиться духовно, необходим диалог между разными социокультурными мировоззренческими системами. Это позволит человечеству объединиться и, опираясь на разум и научные познания, реализовать себя в совершенно ином качестве. Только в таком виде мы сможем решить наиболее острые вопросы сегодняшнего дня, природной и социальной экологии.

В.И. Вернадский предложил идею, для которой использовал термин НООСФЕРА, в основе которой лежит представление о всеобщем разуме, обобщённой научной и разумной деятельности, как эволюционно сформированной новой, основной движущей силы. Сам В. И. Вернадский еще при жизни высказывался, что учение о ноосфере не будет им завершено (о чем он сказал достаточно образно: «Царство моих идей впереди»), и дал лишь общие очертания своего представления об этом. Сам термин «ноосфера» стал неким символом, не имеющим строгой, догматизированной формулировки.

НООСТЕИЗМ – (греч. Νόος (ноос) — разум и θεός (теос) — «Бог, божество», идея которого в том, что разум выступает как форма выражения создателя и высшая форма бытия. Разум как бы растворен в Боге. И этот разум ни где-то, он в нас, он говорит в нас языком совести, чувств и стремлений.

Поскольку разум присущ живым формам материи, и более всего выражен в человеке, божеством в этом смысле становится совокупность всего живого, всего того, что наделено разумом. Но в большей степени это

воплощено в человеке, в человеческом обществе. В этом смысле, разумная деятельность обобщается в науке, и наука, если так можно выразиться, становится неким божиим откровением. Творец в каком-то смысле и в какой-то степени выражен в каждом из нас.

Важно то, что ноостеизм не опровергает существующие религиозные доктрины, а расширяет их и в то же время создает некий потенциал для дальнейшего развития новой, более гибкой и понятной человеку теофилософской систематизации мира, хорошо встраиваемой в теоретические разработки и не вступающей в конфликт со здравым смыслом человека, опираясь на разум и научные познания.

Ноостеизм стал продолжением и синтезом идей пантеизма и русского космизма, он также может создать неким компромисс между материализмом и идеализмом, но решение и реализация этого вопроса требуют особого подхода, для которого необходимо не только более глубокое и комплексное рассмотрение. Но и само по себе, какое то слияние в понятиях разум и бог, наука и вера требует некой нетривиальности подхода.

Надо признаться, что в какой-то степени возникает ощущение, что мы так или иначе должны прийти к идее ноостеизма. Пусть не сразу, ведь для ее формирования необходимо создание определенного комплекса условий, как технических (средств глобальной информационной коммуникации), так и интеллектуальных. То есть требовалось достаточного накопления научных знаний, что бы признать ведущую созидательную роль разума, а также более глубоких представлений о феномене ноосферы.

В силу привычки все, что связано с божеством, воспринимается нами как некая потусторонняя, непознанная сила, имеющая власть над всем. Это интуитивное чувство приходит к нам с самого рождения, когда мы еще не имеем знаний о мировом устройстве, но уже начинаем ощущать свою немощность и зависимость от чего-то более сильного и всемогущего. Человеку и обществу для своего развития была нужна какая-то социально нравственная обобщённость, какая-то структурированность мира, некое общее миропонимание. И религия сделала это гораздо раньше, чем могла сделать наука, так как не требовала доказательств своих постулатов. А человек был готов принять на веру все то, что ему было близко по духу и по разуму. В ту пору наука была еще младенцем, с трудом встающим на ноги. По сути, только сейчас накопленные знания позволяют нам признать их достаточную силу и совершенную роль науки в дальнейшем развитии цивилизации. Ведь все религиозные знания пришли к нам через разум, все, кто их нам дал, получили их через свой разум. Поэтому ноостеизм не

отвергает существующие религии. Более того примиряет тех, кто считает, что наука и религия антиподы.

Сейчас мы стоим на пороге совершенно нового состояния, в котором для человечества откроются величайшие перспективы и возможности. Основной характеристикой этого состояния станет высочайший авторитет науки, творческая свобода, разумность и научность подхода в решении всех вопросов. То, каким будет этот переход, зависит от нас, от нашего осознания происходящих вокруг нас и с нами процессов. Мы не можем изменить ход исторических процессов и принимаем их такими, какие они есть, другое дело, что мы должны правильно принять историческую и эволюционную закономерность, и это находится в нашей воле.

Конечно, сам по себе ноостеизм ничего за нас не решит, но он поможет создать почву для некой необходимой переплавки сознания нового мышления. Он поможет создать условия компромисса для построения необходимого диалога между разными теофилософскими мировоззренческими системами. Для образования идейно нового, интернационального, духовно объединенного человечества. Здесь уместно заметить, что ноостеизм более чем революционен. Но с другой стороны, он не стал чем-то новым, его корни мы видим еще в глубокой древности, просто его время приходит только сейчас. Его очертания невидимой нитью проходят через весь обозримый исторический процесс развития философской и творческой мысли.

 

В концепции ноостеизма мы сможем реализовать стратегию устойчивого развития, в которой возможно решение наиболее остро обозначившихся на сегодня проблем: социальной напряженности и войн, связанных с разными конфликтующими догматизированными мировоззренческими и религиозными установками и проблем природной экологии. Тем более что вся ответственность в реализации решении этих вопросов лежит на нас, так как является следствием и некой издержкой нашей предшествующей человеческой деятельности.

автор Станислав Шевченко.

Powered by Bullraider.com